Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

Радиостанция Эхо Москвы: Национальные рейтинги университетов России

Радиостанция Эхо Москвы - Передачи - Родительское собрание: Ирина Артюшина, Николай Кудрявцев , Алексей Чаплыгин

Национальные рейтинги университетов России

 

Гости: Ирина Артюшина,
Николай Кудрявцев ,
Алексей Чаплыгин
Ведущие: Ксения Ларина
Передача: Родительское собрание

Воскресенье, 20.12.2009, 11:09

К. ЛАРИНА: 11 часов 11 минут, начинаем «Родительское собрание», у микрофона вновь Ксения Ларина. Сегодня мы говорим о высших учебных заведениях, поэтому просьба беспокоиться, прежде всего, выпускников грядущих, которые будут выбирать себе ВУЗ для дальнейшего прохождения учёбы. Сразу представлю участников сегодняшней передачи. Ирина Алексеевна Артюшина, руководитель исследовательской группы, которая составляла национальный рейтинг университетов России. Добрый день Ирина Алексеевна, здравствуйте.

И. АРТЮШИНА: Добрый день.

К. ЛАРИНА: Алексей Чаплыгин, один из составителей рейтинга. Добрый день Алексей, здравствуйте.

А. ЧАПЛЫГИН: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: И Николай Кудрявцев. Ректор физтеха, добрый день Николай Николаевич, приветствую вас.

Н. КУДРЯВЦЕВ: Добрый день.

К. ЛАРИНА: Сразу скажу, что физтех занял почётное третье место в этом рейтинге. Давайте сразу десятку назову нашим слушателям, чтобы они понимали, в чём событие-то. Итак, рейтинг классических университетов Российских, который был опубликован буквально на прошедшей неделе. Я называю первые 10 ВУЗов. Первое место МГУ, второе место Санкт-Петербургский университет, третье место московский физико-технический институт, госуниверситет, тот самый физтех, четвёртое место университет дружбы народов, пятое место российский педагогический университет имени Герцена, шестое место новосибирский государственный университет, седьмое место Томский университет, восьмое место нижегородский университет имени Лобачевского, девятое место Дальневосточный государственный университет, десятое место национальный исследовательский ядерный университет МИФИ. Я десятку назвала, дальше не будем ходить, поскольку у меня до 20-го места всё ещё расписано. Давайте мы поговорим о том, во-первых, по каким критериям работала ваша группа, а потом попробуем всё-таки сравнить те рейтинги, которые мы получили, такие внутренние рейтинги, кстати, это исследование было проведено по заказу министерства образования и по инициативе в том числе «Интерфакс» и радиостанции «Эхо Москвы». Так что наша радиостанция имеет непосредственное отношение, если не к результатам, то к исследованиям уж точно. Напомню нашим слушателям также средства связи. Если есть какие-то уточняющие вопросы, милости просим, принимаем любые на СМС +7-985-970-45-45, и телефон прямого эфира, если успеем, 363-36-59. Во-первых, ректора физтеха поздравим с почётным третьим местом, а теперь давайте по критериям разберёмся. Пожалуйста, Ирина, Алексей, вам слово.

И. АРТЮШИНА: Хотелось бы сказать, что прежде чем выявить критерии оценки, была проделана очень большая работа, и множество экспертных семинаров и опросов общественного мнения. Мы работали, это не первый наш рейтинг, а уже почти 5 лет мы составляем рейтинги. Весь тот опыт, который был нами накоплен, он воплотился уже в эту работу. И хотелось бы уже перейти непосредственно к критериям. Мы выделили их 6. это образовательная деятельность ВУЗа, научно-исследовательская деятельность, социализаторская деятельность ВУЗа, международная деятельность, бренд ВУЗа, и общественное мнение всех заинтересованных сторон, которые заинтересованы и в качестве образования, и в его результатах. Это работодатели, это выпускники ВУЗов, это эксперты и профессионалы в образовании, и, конечно же, академическое сообщество, ректоры ВУЗов, деканы факультетов.

К. ЛАРИНА: Давайте по каждому критерию пройдёмся, технологии изучения и какие-то уточняющие вещи, которые требуют какого-то уточнения. Итак, образовательная международная научно-исследовательская деятельность ВУЗа, каким образом она вычисляется, пожалуйста, Алексей.

А. ЧАПЛЫГИН: Как обычно, вообще-то мы проводили обследование уже на протяжении последних полутора – двух лет, и собрали десятки индикаторов, которые отражают образовательную деятельность ВУЗов. Необходимо отметить, что вообще-то большая часть этих индикаторов, характеризующих все стороны деятельности, большинство сторон деятельности ВУЗов, они уже используются национальным аккредитационным агентством. Потом федеральное агентство по образованию собирает по большей части этих индикаторов отчётность ВУЗов. Но мы пошли, несколько расширили спектр этих показателей. В частности, например, мы впервые попытались понять, что же из себя представляет бренд ВУЗа, потом заострили внимание на международной деятельности ВУЗов, а также на социализаторской деятельности ВУЗов. Я пройдусь по порядку. Образовательная деятельность ВУЗов, это такой достаточно широкий анализ спектров образовательных программ ВУЗов по различным уровням подготовки, бакалавриат, специалитет, магистратура, аспирантура, докторантура.

К. ЛАРИНА: То есть Вы изучаете учебные программы, проводите экспертизу?

А. ЧАПЛЫГИН: Нет, экспертиза это очень трудный и долговременный процесс. Мы просто оценивали, оцениваем широту спектра этих программ. Туда входит естественно научные, экономические, социального, гуманитарного свойства программы. Естественно, эти программы подразделяются на специализации. То есть очень многие программы на междисциплинарных подходах основаны. Всё это, в общем, характеризует то, каким образом ВУЗ подстраивается под требования рынка труда. То есть он, вообще создаёт новые образовательные программы, он их развивает именно в процессе обратной связи с рынком труда, какие необходимы специалисты для будущей экономики, и через 5 лет понадобится, может через 10 лет. Естественно, мы оценивали соотношение студентов на одного преподавателя. Но вообще-то преподавателей, мы считаем не просто преподавателей, но и исследователей, так как это принято во всём мире. Оценивали уровни квалификации профессорско-преподавательского состава и научно-педагогических работников.

К. ЛАРИНА: Это каким образом, количество учёных степеней?

А. ЧАПЛЫГИН: Да, здесь мы просто пошли по простому пути, брали аккредитационные показатели, и смотрели доли защитившихся, долю преподавателей, имеющих степени докторов, кандидатов наук. А уже в научно-исследовательской деятельности мы там пошли подальше, по другому пути, тоже оценивали качество абитуриентов. Опять же, использовали аккредитационные показатели, смотрели до 2009-го года, вообще-то сдавались показатели по конкурсам в эти университеты. И мы на этой основе частично оценили и качество входного материала, то есть абитуриентов.

К. ЛАРИНА: Ужас какой. Я себе представила, как сейчас содрогнулись все абитуриенты, когда их назвали входным материалом.

И. АРТЮШИНА: Для ВУЗов действительно очень важно, какие абитуриенты к ним придут.

К. ЛАРИНА: Кстати, качество абитуриентов, я тут просто вас слушаю и думаю, что качество абитуриентов говорит больше о качестве выпускников российских школ, чем о качестве абитуриентов конкретного ВУЗа. Здесь можно измерить?

А. ЧАПЛЫГИН: Здесь дело в том, что ещё соревнования между ВУЗами.

К. ЛАРИНА: То есть уровень конкурса?

А. ЧАПЛЫГИН: Да, наиболее качественный уровень абитуриентов. И вот например МФТИ, это один из лидеров именно в поимке самых качественных абитуриентов.

К. ЛАРИНА: Вы представляете, что с вами делают эти люди учёные, как они вас обзывают. Ужас. Как входной материал, ничего, Николай Николаевич?

Н. КУДРЯВЦЕВ: Мы довольны, вы знаете, что в этом году подводились определённые итоги качества входного материала, и мы оказались среди технических ВУЗов на первом месте. А тут если привести к баллу ЕГЭ, к одному, там 100 максимально по каждому предмету, вот усреднить, вот у нас входной материал с учётом нашей олимпиады 86 баллов.

К. ЛАРИНА: Это хорошо.

Н. КУДРЯВЦЕВ: Это в 100-балльной системе. Это выше, чем у экономических ВУЗов, юридических и прочих. На самом деле наверно неправильно, что, что вот сейчас такое расхожее мнение, что школьники интересуются только экономикой, юриспруденцией и менеджментом. Техникой и естественными дисциплинами они интересуются тоже, но чтобы этого достигнуть, вообще говоря, надо много работать. И вот то, что мы делаем, как мы селектируем это, я не согласен с вами, потому что мы на самом деле сами готовим этот входной материал. У нас есть заочная физико-техническая школа, она работает, как говорится, через почту, но и уже через интернет, то же самое, и там можно поступить в неё в последние 4 класса школы. Можно поступить на любой, можно поступить в последний. Вы будете получать задание, у вас будет шеф студент, аспирант, или преподаватель. И вот в этой школе у нас обучаются 20 тысяч. В сентябре, к весне становится меньше, где-нибудь тысяч 10, выпускной класс 5 тысяч. У нас примерно половина наших студентов закончили эту школу, мы принимаем 800 человек, то есть 400. Вот от 500-т отнимите 400, значит 450 это хорошо подготовленные ребята, которые пошли в другие ВУЗы, значит, мы на другие ВУЗы тоже работаем. И вот что очень важно, а очень важно, что эти ребята могут поступить в эту школу, она бесплатная. То есть надо решить простую контрольную, и там самое главное просто учиться, тратить это время. То есть из любых социальных слоёв, из любых точек России. На мой взгляд, вот это образование высшее, скажем так углублённое образование во всех дисциплинах, оно должно быть как социальный лифт, то есть вне зависимости от финансового состояния родителей, дети талантливые, с любых точек должны иметь возможность пройти этот путь. Поэтому мы очень много этим занимаемся. Мы ведём базу, нас интересует больше физика, математика, информатика школьных учителей по всей России, которые добиваются успехов. Если школьник поступил в наш институт, мы обязательно напишем благодарственное письмо, мы этих учителей приглашаем в летнее время, это называется повышением квалификации, то есть мы с ними тоже работаем. И вот всё это вместе даёт вот такой эффект, в этом смысле система отбора этого материала немножко другая, чем у ВУЗов России, которые, как правило, имеют подшефные школы, мы работаем в целом со всеми.

К. ЛАРИНА: Давайте дальше пойдём по критериям, по поводу международной деятельности, тут тоже наверно достаточно просто провести исследования по каким-то международным проектам?

А. ЧАПЛЫГИН: В основном да, это оценка академической мобильности студентов, преподавателей, исследователей, оценка уровня международности образовательных программ. Это в первую очередь международные образовательные программы, проходящие международную аккредитацию, образовательные программы, ведущиеся на иностранных языках. И многие ВУЗы уже в нашей стране ведут такие программы. Это коммуникационные показатели, в первую очередь связанные с интернет-коммуникациями ВУЗа в глобальной сети интернет. Это различные такие уже технологизированные показатели.

К. ЛАРИНА: Давайте по конкретным вещам, это всегда интересно, я тут вижу, что высший балл получил Петрозаводский государственный университет по международной деятельности, 100 баллов. Каким образом это получилось, чем же таким он занимается?

А. ЧАПЛЫГИН: Дело в том, что Петрозаводский университет тесно работает с Финляндией, и там, во-первых, на финском языке, по крайней мере, десятки программ образовательных реализуются, и тоже десятки программ прошли международную аккредитацию, в первую очередь естественно в Европе. Большой уровень студенческой мобильности, и преподавательской, между северным соседом, или я не знаю, они на одном уровне находятся. Фактически между Карелией и Финляндией такие достаточно заметные потоки миграционные студенческие и академические. Но кроме Петрозаводского университета у нас вообще-то есть неплохой заметный лидер в области интернационализации, это российский университет дружбы народов.

К. ЛАРИНА: Это который Патриса Лумумбы бывший?

А. ЧАПЛЫГИН: Да, там тоже уже десятки программ прошли международную аккредитацию, ведутся на многих языках, причём не только на финском. Я даже не знаю. Ведутся ли там на финском языке, но уж на английском, на французском, на немецком действительно реализуются эти программы. Опять же РУДН и МГУ это лидеры по части контингента иностранных студентов. В частности в РУДН где-то почти четверть всего студенческого контингента это выходцы из зарубежных стран. В МГУ тоже приличная такая доля, где-то от 8-ми до 10-ти процентов.

К. ЛАРИНА: Ещё один вопрос уточняющий, а каким образом вообще вы собирали весь полный список университетов. Там тоже был какой-то отбор, или все университеты, которые существуют на территории Российской Федерации, они принимали участие в Ваших исследованиях. Пожалуйста.

И. АРТЮШИНА: Я бы хотела сказать, что тем, кто составляет рейтинги в России, гораздо труднее, чем нашим западным коллегам. Надо сказать, что один из лидеров европейского образования, в Германии, там порядка 100 ВУЗов. У нас их больше тысячи, с большим спектром образовательных программ, поэтому провести оценку всех единовременно невозможно, да это наверно и не нужно, потому что задача ВУЗов, масштабы совершенно разные.

К. ЛАРИНА: Так как же вы отбираете, по каким принципам?

И. АРТЮШИНА: У нас сейчас была опробация национального рейтинга, проходила на двух группах. Это классический университет, и юридические ВУЗы и факультеты. У нас классических университетов порядка 80-ти в России. Этот процесс увеличения доли классических университетов начался в 90-е годы, и вот сейчас их порядка 80-ти. Многие из них достаточно молодые. Мы выбрали ВУЗы, которые существуют более 15-ти лет. Сразу у нас отсеклось несколько ВУЗов молодых. Мы взяли туда, ещё добавили университеты, которые недавно приобрели статус федеральных. Мы добавили ещё два технических ВУЗа, которые стали национальными исследовательскими университетами. Но они имеют очень широкий спектр образовательных программ, и технических, и естественнонаучных, и гуманитарных. И мы добавили ещё два педагогических ВУЗа, потому что эти педагогические ВУЗы настолько широко ведут свою образовательную деятельность, что их фактически можно отнести к классическим университетам. Это московский педагогический государственный университет, и университет имени Герцена в Санкт-Петербурге. Вот таким образом у нас образовался список, пожалуй, самых достойных университетов, которые мы относим к классическим. И МФТИ попал сюда же именно из-за широты охвата тех программ, и из-за качества подготовки буквально по всем параметрам. Вот 50 лучших, и мы из этих лучших выявляли самых лучших, то есть ранжировали.

К. ЛАРИНА: Тут конечно кое-кого мы не досчитались, и я тут вслед за нашими слушателями, которые задают вопросы по конкретным университетам, тоже вам этот вопрос естественно задаю. Почему здесь нет «Вышки», высшей школы экономики, и ещё один ВУЗ, который тоже является, на мой взгляд, точно брендовым и классическим, это РГГУ?

И. АРТЮШИНА: Высшая школа экономики, безусловно, лидер по очень многим позициям, направлениям. Но это всё-таки экономический ВУЗ, и нельзя сказать, что он занимается естественнонаучной деятельностью.

К. ЛАРИНА: Он у вас фигурирует в рейтинге юридических факультетов?

И. АРТЮШИНА: Да, это мы не могли обойти, и работодатели выделяют его как один из ВУЗов ведущих наилучшую подготовку в области юриспруденции. Вот РГГУ тоже нельзя отнести к классическим университетам, нет там естественнонаучной подготовки. Когда будем к другим категориям переходить, к экономическим ВУЗам, к ВУЗам, которые осуществляют педагогическую подготовку, обязательно охватим РГГУ.

К. ЛАРИНА: Значит, во второй части мы уже более подробно поговорим о брендах, международной репутации, и поговорим о тех противоречиях, которые возникают между тем списком, который лежит у меня на столе, и тех международных рейтингах, в которых наши высшие учебные заведения занимают далеко не первые места. А сейчас новости.

ИДУТ НОВОСТИ.

К. ЛАРИНА: Продолжаем изучать мы рейтинг классических университетов Российской Федерации, который опубликован на прошедшей неделе. Я вам зачитала первую десятку. Здесь поступают вопросы от наших слушателей из самых разных регионов страны, не только из Москвы и Санкт-Петербурга, конечно, каждый болеет за свой ВУЗ. Поэтому на какие-то вопросы я готова сама тут же ответить, потому что список у меня перед глазами. Казанский университет на одиннадцатом месте, Уральский университет на тринадцатом месте, Петрозаводский на двадцатом, он замыкает эту самую двадцатку. Естественно, спрашивают про Бауманку, я сейчас этот вопрос повторю, который я задала во время рекламы, для того чтобы мои гости ответили, и по поводу МГИМО тоже ответьте, почему этих ВУЗов нет, уж такие бренды. Пожалуйста.

И. АРТЮШИНА: Бауманка, её официальное название это государственный технический университет. Всё-таки это работа будущих периодов, когда мы будем сравнивать между собой технические и технологические ВУЗы, но не обойдём Бауманку никак, и думаю, что она займёт по нашим ощущениям одно из лучших мест. По МГИМО. МГИМО это всё-таки московский государственный университет, министерство иностранных дел Российской Федерации. Это ведомственный ВУЗ, который тоже очень сложно пока отнести к классическим университетам. Там есть очень много специфических программ. В категорию юридические ВУЗы МГИМО безусловно один из лучших.

К. ЛАРИНА: Ещё вопросы, я сразу несколько вопросов прочитаю таких технологических: «Где можно посмотреть рейтинги и ознакомиться с ними» - спрашивают наши слушатели – «Где они опубликованы»?

А. ЧАПЛЫГИН: Они опубликованы на сайте www.univer-reyting.ru, заходите и смотрите.

К. ЛАРИНА: «Не получается ли что большие ВУЗы, в которых много разных факультетов, они занимают первые строчки рейтинга, так как там много специализаций» - спрашивает Алиса – «Не является ли это по сути главным критерием»?

А. ЧАПЛЫГИН: Нет, это не является главным критериям, потому что, во-первых, мы оценивали по 6-ти критериям деятельность ВУЗов, каждый из критериев разбивался на множество индикаторов измеримых. Например, вот в сфере образования этих индикаторов в данный момент 10. На самом деле мы можем измерять где-то по 30-ти индикаторам эту образовательную деятельность. Научно-исследовательскую деятельность в этот раз мы измеряли по дюжине индикаторов. Но вообще-то мы намерены расширить этот индикаторный ряд где-то до 20-ти – 25-ти. Поэтому только спектр образовательных программ, да, играет действительно большую роль, но не решающую в оценке образовательной, а только образовательной деятельности ВУЗа.

К. ЛАРИНА: Ещё один конкретный вопрос: «Как учитывался индекс цитирования»?

А. ЧАПЛЫГИН: Индексы цитирования учитывались в оценке критерия научно-исследовательской деятельности университета. Мы оценивали индексы цитирования и научную продуктивность, как на основе международных наукометрических систем. Это Скопус Эльзивира и Вебоф Сайнс Томса Ройтра, а также по российскому индексу научного цитирования.

К. ЛАРИНА: И теперь давайте перейдём всё-таки к главному, то, что больше всего волнует аудиторию, и меня, не скрою, тоже, поскольку существует такая пропасть между оценкой международных оценок наших ВУЗов, и тем рейтингом, который мы сегодня с Вами изучаем. Напомню, существуют самые популярные и известные рейтинги, это Таймс и шанхайский, так называемый. В 2009-м году МГУ и Питерский университет заняли соответственно 155-е и 168-е место. Это мы долго обсуждали, на эту тему мы тоже делали отдельную программу, и конечно были ужасно обижены Виктор Садовничий и ректор Санкт-Петербургского университета. Объясните, пожалуйста, вот в чём тут закавыка, почему так получается. Да, пожалуйста.

И. АРТЮШИНА: Хотелось бы сказать, конечно, эти рейтинги, как и любые другие, здесь есть доля субъективности. Взгляд исследовательской группы здесь носит довлеющий характер. Эти рейтинги составляются в шанхайском университете и решают задачу увидеть китайские университеты на фоне мировых университетов. И рейтинг газеты «Times», который больший интерес проявляет к английским университетам. Что хотелось бы сказать. Да есть у нас, у российского образования особенность.

К. ЛАРИНА: Простите, ещё раз, там европейские ВУЗы представлены в этих рейтингах?

И. АРТЮШИНА: Конечно, это глобальные рейтинги, которые оценивают лучшие университеты мира.

Н. КУДРЯВЦЕВ: Но они не в первых строчках.

К. ЛАРИНА: Не в первых строчках. А первые строчки занимают?

Н. КУДРЯВЦЕВ: Американские, в одном и другом. Американские и британские ВУЗы.

К. ЛАРИНА: Да, я вижу, Кембридж четвёртое место занимает.

И. АРТЮШИНА: Это системы образования, как системы, группы ВУЗов, они, пожалуй, лучшие в мире, и никто с этим спорить не будет, в том числе и мы, спорить с этим невозможно. Почему так получается, и в том, и в другом рейтинге большое значение, большие веса имеет научная деятельность наших университетов, несмотря на то, что в 19-м веке наши университеты, их было не так много российских, они имели тенденцию сближения с мировым образовательным пространством. Но после революции наука, так получилось, вышла в отдельное образование в системе академии наук. И образование было отделено от науки, вот так у нас вышло, наука у нас отдельно, образование отдельно. Сейчас, пожалуй, начался процесс возвращения науки в университеты, но это пока только самое начало. В соединённых штатах Америки наука не выделена в отдельную академию наук, это университет. Наука это университеты, поэтому если основными критериями считать, и как считается в этих рейтингах, научное достижение, вот, пожалуйста, эта система оценивания ставит американские, английские…

К. ЛАРИНА: Нобелевскую премию получил, значит…

И. АРТЮШИНА: Это шанхайский рейтинг, у него большой вес это нобелевские премии, он очень статичен, потому что, сколько всего там нобелевских лауреатов, их не так много. А вот в британском рейтинге там больше половины, пожалуй, это общественное мнение академического сообщества и работодателей.

К. ЛАРИНА: Это, как мне кажется, самый важный момент в исследовании.

И. АРТЮШИНА: Да, это очень важно, но мы ни разу не увидели состав выборки, кто же является оценщиками и со стороны работодателей, и со стороны академического сообщества, кто является оценщиками. Насколько мы узнавали, работодатели даже больших международных компаний в России не опрашивали и не спрашивали, каких выпускников вы предпочитаете. Если бы выборка была составлена равномерно, в том числе с масштабом российского образования, и были бы опрошены представители образования стран СНГ, которые знают наши университеты больше, но я думаю, что была бы другая картина.

К. ЛАРИНА: А нет в этом такого момента самоуспокоения, я не знаю, может тут Николай Николаевич скажет, насколько вообще конкурировать может сегодня первая тройка ВУЗов, которая попала в этот рейтинг, с теми международными ВУЗами, которые у нас всех на слуху?

Н. КУДРЯВЦЕВ: Вы знаете, я бы ограничил свой ответ областью естественных, технических наук, и есть такой всем понятный критерий, это качество выпускников. Если наших выпускников с большой радостью берут на работу в исследовательские лаборатории той же Америки и западной Европы, ведущие, то это индикатор того, что мы готовим хорошо. Я могу сказать, что те люди на западе, которые очень доброжелательно относятся к России, они даже говорят, что вы переучивайте ваших студентов, им нужно давать больше практических навыков, а не фундаментальных дисциплин. Это спорный вопрос. То есть ведущие ВУЗы, технические и естественнонаучные, безусловно, они находятся на уровне. Но вот то, что было сказано передо мной, я тоже считаю, что это абсолютно правильно, потому что просто многие аспекты проходят мимо этих рейтингов. Если взять вот Физтех, а по такой системе не только физтех работает. И вот эту пропасть между, вернее водораздел, между наукой и образованием как пытались преодолеть 60 лет назад. Вот, например физтеха. Наши все студенты научную работу делают в научно-исследовательских организациях. Сейчас эта организация, если раньше это была академия наук, отраслевые научные центры, сейчас это все организации, включая зарубежные компании, которые работают в Росси, и они там находятся. Но при учёте рейтинга, безусловно, те инвестиции, которые идут на научные исследования в этих компаниях, они никак не учитываются здесь. И я думаю, что если применительно к физтеху, то международный рейтинг, он просто не оценивался, потому что они даже просто не знают, как это делать, им надо долго объяснять, как это устроено. У нас нет самоуспокоенности, мы боремся за качество нашего образования. Но в данном случае мне кажется, что собака зарыта вот здесь.

К. ЛАРИНА: А материально-техническая база как-то каким-то образом фигурирует в ваших исследованиях, если мы говорим о таких ВУЗах как физтех?

А. ЧАПЛЫГИН: Да, конечно фигурирует. В этот раз мы оценивали ресурсы, доля ресурсов в общем бюджете ВУЗа, идущая на организацию образовательного процесса, и идущая на организацию исследовательского процесса. Здесь я должен сказать, что возможны просто гигантские ошибки, потому, что до сих пор нет более-менее сбалансированной финансовой отчётности ВУЗов, не с чем работать. Приходится ориентироваться только на ту информацию, которая доступна, аккредитационная, и плюс опрашивать ректораты ВУЗов относительно их ресурсной базы. Мы ориентируемся естественно на результаты опросов, и проверить их не можем, нужен ещё и анализ бухгалтерской информации.

К. ЛАРИНА: Понятно. А то, что касается бренда, вот здесь каким образом происходит выявление?

А. ЧАПЛЫГИН: Пока естественно мы только приступаем к оценке брендов, и мы ограничены такими собираемыми индикаторами, по которым можно собрать какие-то данные. Это вклад ВУЗа в селекцию элит. Мы уже на протяжении нескольких лет, лет 5-ти или 6-ти ведём рейтинг достижений ВУЗа по достижениям выпускников этих ВУЗов, то есть по представительству в элитах, управленческой, академической.

К. ЛАРИНА: Что это имеется в виду, должна была победить какая-нибудь ВПШ по этим критериям.

А. ЧАПЛЫГИН: Нет, мы учитываем только первое образование, а ВПШ это скорее дополнительное образование.

К. ЛАРИНА: То есть специальность имеет значение в данном случае?

А. ЧАПЛЫГИН: Конечно.

К. ЛАРИНА: То есть не то, чтобы абстрактные управленцы.

А. ЧАПЛЫГИН: Конечно, потом это анализ миссии ВУЗа. Здесь естественно мы пока ещё не смогли провести полный анализ миссии всех ВУЗов, но вообще-то подходим к этому. Это технологические параметры, связанные например с пэйдж-рангом. То есть это уже высокотехнологичные оценки внутренней и внешней коммуникации интернет-сайтов ВУЗов, и много ещё каких параметров, и ещё это общественное мнение, именно оценки академического сообщества, сообщества выпускников, работодателей, и мы здесь свели и попытались понять, что же из себя представляют бренды ВУЗов. В общем-то, результат в некотором роде подтвердил наши гипотезы, что вообще-то на данный момент среди российских ВУЗов среди классических университетов бренды пока достаточно заметны и развиты не более чем в 12-ти – 15-ти университетах.

К. ЛАРИНА: Теперь главный вопрос всё-таки в цели полагания, для чего, вот что это даёт во-первых, самим учебным заведениям, которые в этот рейтинг попали. Может Николай Николаевич скажет, для вас это что, кроме момента престижа, вы ещё какие-то дивиденды получаете вот с этого третьего места?

Н. КУДРЯВЦЕВ: Вы знаете, у нас там ещё первое место по учебной работе, что для нас очень важно. И вот в пятницу, когда это стало известно, я просто видел реакцию среди нашего сообщества, она была крайне позитивной и это даёт нам определённые силы.

К. ЛАРИНА: Сообщества вашего это какого?

Н. КУДРЯВЦЕВ: Нашего ВУЗа, преподавателей.

К. ЛАРИНА: Это понятно, что приятно.

Н. КУДРЯВЦЕВ: Да, приятно, и это даёт нам силы для работы. Потому что нас не только критикуют, но ещё и хвалят. Для нас очень важно на самом деле независимые оценки.

К. ЛАРИНА: То есть статус важен в данном случае?

Н. КУДРЯВЦЕВ: Не статус, для нас важны независимые оценки, потому что есть такая болезнь у всех, что когда что-то делаешь, всегда кажется что это лучшее. Вот для нас независимые оценки, квалифицированные оценки, а вот здесь агенство «Рейтер» я должен похвалить, сделало очень квалифицированную оценку. Потому что в ряду технических ВУЗов, если бы собрали 20 – 30 ректоров, попросили их написать, я думаю, что места могли чуть-чуть поменяться, но список был бы примерно такой же.

К. ЛАРИНА: А кстати, международные эксперты входили в вашу исследовательскую группу или только свои родные?

И. АРТЮШИНА: В представление национального рейтинга не входили.

К. ЛАРИНА: А это правильно? Потому что если мы собираемся обеспечить независимость полную и объективность оценок.

И. АРТЮШИНА: Мы опирались на опыт, мы изучали отдельным разделом опыт составления национальных рейтингов в порядка 20-ти странах. Этот опыт нами изучен, те показатели, которые используются, как они делают, как считают, какие веса присваивают.

К. ЛАРИНА: Согласитесь, я уж совсем так утрирую ситуацию, где-нибудь, не хочу никого обижать, но допустим в Монголии тоже наверняка есть свой рейтинг ВУЗов.

И. АРТЮШИНА: Во всех странах есть свой рейтинг.

К. ЛАРИНА: Но это не значит что это самые лучшие ВУЗы на свете, и они находятся на территории этого конкретного государства. Я поэтому и спрашиваю про участие международных экспертов, мне кажется, они какую-то долю объективности всё-таки внесли.

И. АРТЮШИНА: Если бы мы составляли рейтинг глобальных, то есть мировых университетов, то безусловно.

К. ЛАРИНА: Вопрос, из чего мы исходим, точка отчёта какая?

И. АРТЮШИНА: Наш внутренний национальный, мы тут обошлись своими силами.

А. ЧАПЛЫГИН: У нас запланированы вообще-то и опросы и международных экспертов, просто сама технология опроса, тогда надо закладывать минимум 3 – 4 месяца на сбор информации. Например, исследовательская группа, которая работала на «Times», она закладывала где-то 5 – 6 месяцев на сбор и обработку информации.

К. ЛАРИНА: Теперь давайте вернёмся к значению. Мы поняли, что сообщество физтеха. В данном случае это важно, это третье место и первое по учебной работе. Понятно, что успокоился ректор МГУ, что он теперь не на 155-м, а на 1-м месте. И что ещё это даёт тем, кто собирается поступать в эти институты, что это даёт академическому сообществу, что это даёт вообще, каким-то образом повышает статус этих высших учебных заведений, даёт им какой-то стимул для дальнейшего развития, вот объясните мне, пожалуйста.

И. АРТЮШИНА: Нам не хотелось, чтобы это давало какие-то политические дивиденды ВУЗам, и чтобы от этого зависело их финансирование.

К. ЛАРИНА: А зря, многие были бы не против.

И. АРТЮШИНА: Работа была в самом начале, и я думаю, что может быть, со временем министерство будет учитывать рейтинги при определении госзаказа и бюджета. Но пока такой задачи не ставилось. Пока была задача обеспечить информацией абитуриентов с родителями, что немаловажно, это работодателей, где лучшие выпускники, и это академическое сообщество. Конечно рейтинг это что такое, это ранжирование по местам, определение лучших. Но и тем, кто не попал в лучшие, это сигнал, что-то не так, посмотрите, переработайте стратегию, равняйтесь на лучших. Конечно, мы считаем, что это важно, что это одна из задач, которая ставилась в самом начале работы.

К. ЛАРИНА: Да, пожалуйста.

А. ЧАПЛЫГИН: Буквально несколько секунд. Мы заметили ещё, что в последние 2 года наметилась тенденция в развитых странах, это в объединённой Европе, в Юго-восточной Азии, в Соединённых штатах. Это уже даже не ранжирование университетов, не продуцирование рейтингов, а картографирование образовательной системы. То есть составление уже таких высокотехнологичных путеводителей, маршрутизаторов по высшим учебным заведениям с тем, чтобы каждый представитель от каждой целевой аудитории смогу получить своё собственное видение и университета, и факультета, и вообще мог понять для себя, сделать рейтинг тех же образовательных программ, а на самом деле, на выходе должен иметь какой-то инструмент для построения своей карьеры, для своей жизненной траектории на ближайшие 10, 15, может быть 20 лет, а может вообще на всю жизнь. И здесь уже мы вообще не должны говорить о рейтингах, а именно о картографии. Мы должны строить просто такое пространственное изображение нашей образовательной системы, нашей, международной.

К. ЛАРИНА: Николай Николаевич.

Н. КУДРЯВЦЕВ: Знаете, я просто хочу в плане обратной связи сказать, что ваш рейтинг имеет очень большое значение. И в том числе хотите вы того или нет, в плане ранжирования университетов, выбора абитуриентов, родителей и так далее, поэтому хотел, чтобы была здесь и ответственность, но по-моему здесь это всё есть. Теперь я бы вот на что хотел бы обратить внимание, что касается рейтингов. В чём ещё состоит польза. Политика в системе образования, которая проводится последние несколько лет, где-то 5 лет, она состоит в выявлении лидеров, и как бы некоторая большая поддержка этих лидеров, есть проблема, что университетов в России очень много, и с учётом демографической ситуации вообще будет в ближайшие годы очень сложно, ряд из них закроется. Но вот эти лидеры, делается ставка на лидеров, и с помощью этих лидеров образования в разных областях, подтягивается вся система в целом. На мой взгляд, это абсолютно правильное и очень эффективное решение. И ваш рейтинг в этом смысле очень сильно помогает.

К. ЛАРИНА: Здесь очень много вопросов, в которых выражается такое сомнение по поводу объективности исследования, потому что судя по тому, что вы рассказали, в основном это работа с документами, с бумагами. И здесь наши слушатели утверждают, что обмануть на самом деле очень легко. Например, пишет наш слушатель: «У меня мама работает в ЛГУ, она говорит, что в отчётах есть сведения о международных контактах, а по факту их нет». Это просто один из примеров, которые я сейчас увидела краем глаза. На самом деле есть же какие-то прямые контакты, выступали с представителями сообщества научного с выпускниками, с абитуриентами, с педагогами. Пожалуйста.

И. АРТЮШИНА: Хотелось бы мне сказать, что в каждом из критериев заложена одна позиция, общественное мнение. И в результате составления рейтинга было опрошено около 1400 респондентов из всех целевых аудиторий. И мы ещё подключили очень известного сетевого рекрутёра, это такая кадровая компания «Superjob», которая проанализировала для нас по нашему заказу 160 тысяч резюме выпускников последних 5-ти лет. И мы поняли, насколько они успешны, какие зарплатные ожидания, какие должности. Это корректировало нашу работу. Поэтому мы не опирались только на отчёты ВУЗов, и только на данные министерств, статистические. Мы большой долей включили общественное мнение и мнение экспертов. Я думаю, что это скорректировало нашу работу очень серьёзно.

К. ЛАРИНА: Да, пожалуйста, Николай Николаевич.

Н. КУДРЯВЦЕВ: Вы знаете, я хочу сказать, как непосредственный участник этого процесса, что наверно какие-то отдельные недостатки во всех ВУЗах есть, и нам нужно держать порох сухим, то есть, над чем работать.

К. ЛАРИНА: Отдельно, или есть системные недостатки?

Н. КУДРЯВЦЕВ: Вот системные, эти сведения собираются таким образом, что там параметры завязаны, они ещё взаимо-пересекаются, и вот как ректор могу сказать, что обмануть практически невозможно.

К. ЛАРИНА: Если говорить о системных недостатках, то что бы Вы назвали?

Н. КУДРЯВЦЕВ: Системные недостатки, я бы сказал, что сейчас у нас действительно идёт перепроизводство экономистов, юристов, менеджеров особенно, очень много ВУЗов, которые дают некачественное образование и эту всю систему тянет вниз. Скажем, статус инженера, а в переводе инженерис это гениальный, я считаю, что он сильно не соответствует тому, что должно было быть. И вот это, на мой взгляд, основной системный недостаток, основная системная проблема, которая есть на настоящий момент времени.

К. ЛАРИНА: Что дальше в ваших планах уважаемые исследователи, поскольку вы видите, сколько вопросов по конкретным ВУЗам. Естественно наши слушатели просят сделать подобные исследования, связанные с науками естественными, с науками гуманитарными, есть ли такие планы?

И. АРТЮШИНА: Есть планы и к техническим ВУЗам, и к экономическим, что очень популярно, подойти к их оценке, и конечно выходить на международный рейтинг, чтобы наши университеты понимали своё место в образовательном сообществе. И те критерии, которые мы бы выбрали, были бы понятны.

К. ЛАРИНА: А как они выйдут на международный образовательный рынок, я не очень понимаю, потому, что вы же предложите свой рейтинг, а они вам ответят своим шанхайским. И что?

И. АРТЮШИНА: Я думаю, что мы должны своей работой, своим профессионализмом завоевать место среди других рейтингов.

К. ЛАРИНА: Безусловно. Мы подробно говорили года 2 назад, когда были скандальные исследования школьные, по выпускникам школ, по школьному образованию, Пиза, знаменитые исследования, где мы просто с позором какие-то жуткие места занимали, и напомню, что первые места занимали как скандинавские страны, в первую очередь Финляндия. Я как раз тогда очень порадовалась, что мы не просто обиделись, как некоторые обижаются наши ректоры, когда не попадают в международные ВУЗы, а наоборот, в том числе и министерство образования, снарядило целую экспедицию в Финляндию для изучения этого опыта, чтобы всё-таки понять, в чём же преимущество этой системы. Мне кажется, что такой контакт был бы наиболее полезен.

И. АРТЮШИНА: Конечно, это делается для того, чтобы увидеть недостатки, и действительно понять, почему же мы на таких местах. И ещё одно обстоятельство, к которому мне хотелось бы призвать наших ректоров, это открытость и перед своими абитуриентами.

К. ЛАРИНА: А что, были какие-то прецеденты?

И. АРТЮШИНА: Вы знаете, собрать информацию с ВУЗов очень сложно, это одни из самых закрытых сообществ, которые есть. Поэтому к открытости, и не только перед независимыми оценщиками, но и перед международными оценщиками, и перед своими абитуриентами, которые приходят. Хотелось бы, чтобы ВУЗы предоставляли максимум информации, в том числе и финансовой, чтобы были отчёты ВУЗов, ежегодно публикуемые, и каждый бы нашёл там для себя что-то необходимое.

К. ЛАРИНА: Ещё раз назовите, пожалуйста, сайт, на котором можно ознакомиться с результатами исследований.

А. ЧАПЛЫГИН: www.univer-rating.ru.

К. ЛАРИНА: Пожалуйста, всё туда, все подробности туда. Там есть какая-то обратная связь?

И. АРТЮШИНА: Да.

К. ЛАРИНА: Действительно можно какие-то уточняющие вопросы задать. Спасибо вам большое дорогие друзья. Ещё раз поздравляю Николая Кудрявцева, ректора МФТИ с прямым попаданием на третье место, и желаю первого.

Н. КУДРЯВЦЕВ: Спасибо.

К. ЛАРИНА: Спасибо вам большое. Также напомню, что в нашей передаче принимали участие Ирина Артюшина, и Алексей Чаплыгин. Спасибо вам.

 

 

По материалам официального сайта радиостанции "Эхо Москвы"

http://www.echo.msk.ru/programs/assembly/642102-echo/

 

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика