Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

Девять деканов Физтеха

Все персонажи заимствованы из древней мифологии.

Небо покрылось серыми валунами с грязно-желтыми и зелеными прожилками. Я понял, что въехал под истинное небо Долгопы. Узкая горизонтальная лестница имени Первого Мая — единственная дорога на Физтех, не считая всякого мухляжа с Тенями знаний навроде ЗФТШ и абитуры.

Как вам уже, наверное, говорили, Физтех является подлинным институтом. Все же остальные — лишь его бесконечные отражения и искажения. В моей голове вспыхнул огненный лабиринт. Система Физтеха. Ее создали старый Капица и однорогая лошадь — Дух Физтеха. По крайней мере, так говорил блаженный карлик на собраниях проф-преф-состава.

Просекший Систему Физтеха обретает способность путешествовать по всем отражениям истинного Физтеха и давить тамошних несчастных обитателей силой мозга — это специальный мускул, имеющийся только у живущих в Долгопе и не отражающийся ни в одну ее Тень.

Забыл представиться. Меня зовут Корвинец. Я один из тех, кто просек Систему Физтеха и остался жив.

Пройдя по коридору, где физтехи тренируют лабные доли своего истинного мозга, я вошел в задрапированный изысканными графиками кабинет. У окна стоял приземистый человек в черно-синем. «Квант!» — гулким эхом отдалось у меня в голове. Я вспомнил его.

Дело в том, что долгое время я провел вдали от Физтеха, в одном из его отражений, которое местные называют не то Винстон, не то Кингстон. Или скорее... Точно! Принстон! Я ничего не помнил, да к тому же у меня была амнезия, так что вернуться на Физтех я никак не мог. Мир Принстона устроен таким образом, что я совершенно забыл про Физтех. А может, кто-то наложил на меня заклятие.

Квант переговаривался с кем-то из остальных деканов через колоду пейджеров. Едва увидев меня, он тут же повернулся ко мне лицом:

— Корвинец! Не думал увидеть тебя после амнезии и заточения в Гард-Варде.

Он что-то знал про меня, я это чувствовал.

— В Принстоне, — поправил я как бы невзначай. Ни один мускул не дрогнул на моем лице. Последствия паралича, перенесенного после атаки абитуры.

— На Физтехе творятся странные вещи. Старый ректор исчез несколько лет назад, и вместо него институтом управлял кибернетический голем. Фантом, в точности похожий на беднягу ректора. Когда все выяснилось, ректором стал Кудр.

Кудр! Я помнил его, помнил хорошо. Квант продолжал:

— В общагах стали появляться непонятные твари. Они устраивают засады на входах и нападают на физтехов.

— Что слышно от Фалта? — спросил я наугад.

— Я много раз пробовал связаться с ним через пейджер, но, ты же знаешь, — с пейджера нельзя посылать сообщения, можно только получать.

Да, я знал. Фалт был сослан в дальнее отражение много веков назад, и с тех пор о нем мало что известно. Но теперь он мог стать козырем в рукаве, если вы понимаете, о чем я.

— Что ж, пока у меня нет доказательств, поверю тебе на слово.

— К тому же, Корвинец, Физхим убит. — Как убит? Кем? За что?

Физхим — старейший из нас, и признаться, я был немало к нему привязан, хоть и был у него некоторый недобор.

— Поговаривают, что причиной всему пожар в четверке. За полгода до него в сиреневую башню ударила молния, а это недобрый знак.

— Думаешь, это как-то связано с Хаосом?

— Не более, чем с синергетикой и фракталами. Скорее, это дело рук кого-то из наших.

За окном медленно плыли истинно долгопские облака. Мне еще нужно было сходить в библиотеку, получить кое-какие книги. Я быстро попрощался с Квантом и вышел в коридор. По лестнице спускался Кудр...

— Корвинец! Мне уже доложили, что ты прибыл.

Квант настучал! Когда он мог успеть? Мы обнажили клинки. Мой Сенсорэксель на этот раз был при мне. В руках Кудра засверкал новенький Mach 3. Завязался поединок

«Первое лезвие бреет чисто» — это знал каждый из нас. Поэтому я не подпускал Кудра близко и предпочитал редкие выпады, дававшие мне время подумать о том, в какой заднице я оказался.

На счастье, вокруг начал собираться народ, и мы сделали вид, что бреемся. Но толпа явно была на стороне Кудра. Поэтому, припомнив, что за доской объявлений деканата есть тайный ход, я кинулся туда. Только я успел протиснуться в узкое отверстие, как в доску вонзились четыре канцелярские кнопки. Повесили объяву о моей безвременной отставке.

«Что ж, Кудр, на этот раз ты победил», — думал я, сбегая по узкой лестнице — тайному переходу между НК и Новодачной, — «Но я вернусь, ты же знаешь, проклятие декана Физтеха — не шутка». И я вернулся. Но это уже совсем другая история.

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика