Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

Была ли Диана жадной? Виндзоры в дыму скандалов

Считается хорошим тоном выражать сочувствие правящей в Великобритании Виндзорской (Ганноверской) династии: дескать, бедные люди, вечно на них обрушиваются какие-то беды и скандалы. Но почему-то забылось, что Виндзоры - люди совсем даже не бедные, а, напротив, это одна из богатейших семей в мире, да к тому же весьма прижимистая. Королевская галерея в Лондоне, например, - единственная в Британии национальная галерея, где с посетителей берут деньги, а покойная принцесса Диана, получив после развода свои миллионы фунтов стерлингов, сразу же свернула собственные благотворительные операции под тем предлогом, что у нее теперь "нет денег".

 Но Виндзоры, кроме прочего, играют важную роль в западном "обществе спектакля" - они заполняют собой эфирное и экранное время, когда бывает нужно вытеснить с информационного поля какую-либо "неудобную" тему.

 Отнюдь не случайно английским (и не только) домохозяйкам внушалось, что Диана Спенсер, представитель богатейшей аристократической семьи, была лишь "простой воспитательницей детского сада", что принцесса была "ангелом благотворительности", чуть ли не все свои деньги раздавала бедным, хотя на самом деле на благотворительность уходило у нее менее 1,5% доходов.

 Так забивались шумной информацией все экраны, что давало возможность не сообщать о других, более неприятных для истеблишмента вещах. Например, как только появились первые сообщения, что "программа оздоровления экономики Руанды", навязанная руандийскому правительству МВФ, привела к краху экономики и спровоцировала гражданскую войну, эта тема была тут же полностью вытеснена из заголовков новостей рассказами о принцессе Диане. Руанду вспомнили уже тогда, когда там вовсю шла гражданская война и Бельгия с Францией собирались посылать туда войска, - и рядовой британский (да и вообще западный) телезритель уже ни при каких обстоятельствах не мог понять, с чего вдруг эти тутси и хуту принялись резать друг друга.

 В той же роли информационной завесы используется некто Анна де Курси, не первое десятилетие паразитирующая на личной жизни особ британского королевского дома.

 Вот в конце прошлого года британцев встревожили сообщения о явно начинающемся экономическом кризисе в Ольстере и Шотландии. Предприятия, до того процветавшие, вдруг стали закрываться и увольнять рабочих сотнями и даже (в Ольстере) тысячами. Чтобы не спровоцировать панику на бирже, срочно требовалось то, что профессионалы называют "pseudo-event" ("псевдоновость"). Но принцесса Диана уже погибла, и все британцы отрыдались по этому поводу. Тут и появляется Анна де Курси и сообщает, что ей удалось в Канаде, в пыльном сундуке, найти ни мало ни много, как любовную переписку британского короля Эдуарда VII (тогда еще - Эдварда, принца Уэльского, наследника престола). И не важно, что переписке 80 лет и что это - чужие личные письма, вовсе не предназначенные для публикации. Зато это типичная "pseudo-event", сенсация.

 И вот британская пресса, вместо того чтобы рассказывать о закрывающихся предприятиях и новых безработных, морочит всем голову любовной связью давно покойного английского короля с какой-то Фредой Дадли Вард, женой канадского парламентария-либерала.

 Роман принца Уэльского с Фредой Дадли вспыхнул, оказывается, в октябре 1918 года и носил бурный характер.

 О самой Фреде Дадли известно, как выяснилось, немного. Расставшись с мужем-парламентарием (но не разведясь с ним), Фреда в 1915 году перебралась в Лондон. Большинство опубликованных Анной де Курси писем относятся к 1918-му и 1919 годам, когда принц Уэльский писал возлюбленной сначала из Парижа, где вырабатывался будущий Версальский договор, а затем из доминионов, куда он отправился восстанавливать популярность королевской семьи, - прежде всего в Канаду, которая хоть и была далека от места боевых действий, все же понесла немалые потери.

 Чужая любовная переписка - и вообще-то довольно скучное чтение, а принц Уэльский к тому же не отличался большим умом и не был, увы, ни Оскаром Уайльдом, ни Бернардом Шоу. "Молю бога, чтобы вернувшись в Англию, я смог бы провести все время, какое удастся мне урвать, с маленькой девочкой, какую одну я только и хочу видеть".

 Содержание ответных писем Фреды неизвестно. К счастью, они не сохранились.

 "Отчаянно любя Тебя, я принадлежу Тебе совершенно - разве что это не закреплено на бумаге. И лишь эта трагическая мысль расстраивает навсегда-навсегда преданного Тебе и обожающего Тебя мальчика". Ну и т. д.

 Публикации Анны де Курси свою роль сыграли. Вся Англия говорила и писала о короле Эдуарде VIII, британские домохозяйки и малолетние читательницы женских романов обливались слезами над письмами принца, а о кризисе все забыли. Что и требовалось.

 Так что никогда Англия не откажется от монархии. Система отлажена, и в ней все продумано. У британской королевской семьи в этой системе не только представительские функции, но и устройство информационной "дымовой завесы", когда в ней возникает потребность.

 Анна КОМАРИНЕЦ, Александр ТАРАСОВ, Центр новой социологии и  изучения практической политики "Феникс"

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика