Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

"Неожиданная победа" Айзек АЗИМОВ

     

Космический корабль протекал как решето.   Так было заранее запланировано.  В итоге получилось, что во время полета с Ганимеда на  Юпитер  внутри корабля было столько же  воздуха,  сколько  в  самом  жестком  космическом вакууме. А поскольку на нем к тому же  еще  отсутствовали  и  обогревающие установки, этот вакуум имел и соответствующую температуру:  лишь  на  долю градуса выше абсолютного нуля.

     И это тоже не расходилось с задуманным  планом.  Такие  пустяки,  как отсутствие тепла и воздуха,  никого  не  раздражали  на  этом  космическом корабле специального назначения.    

    Уже за несколько миль до Юпитера в корабль начали просачиваться газы,из которых состояла юпитерианская атмосфера. Это был в  основном  водород, хотя, по-видимому, более тщательный газовый анализ  мог  бы  обнаружить  и следы гелия. Стрелки манометров медленно поползли вверх.

     Когда корабль перешел на спиральный облет  планеты,  стрелки  полезли вверх  еще  быстрее.  Указатели  ступенчато  включенных  приборов  (каждая последующая ступень для более высокого давления)  двигались  до  тех  пор, пока не достигли  уровня  миллиона  и  более  атмосфер,  и  тут  показания манометров уже утратили свой смысл. Температура,  фиксируемая  посредством термопар, поднималась как-то вяло, будто ощупью, и наконец замерла  где-то возле семидесяти градусов ниже нуля по Цельсию.

     Корабль медленно приближался к цели, с трудом прокладывая путь сквозь месиво газовых молекул, сбитых друг с  другом  столь  плотно,  что  сжатый водород  перешел  в  жидкое  состояние.  Атмосфера  была  насыщена  парами аммиака, поднимавшимися из невообразимо огромных  океанов  этой  жидкости. Ветер, который начал дуть где-то в тысяче миль от поверхности, теперь  дул с  такой  силой,  о  которой   земные   ураганы   дают   лишь   отдаленное представление.

     Еще задолго до посадки на сравнительно большой  остров  (раз  в  семь превышающий Азиатский материк) было абсолютно ясно, что Юпитер - не  самый лучший из миров.

     Однако три члена экипажа думали иначе. Они были уверены, что Юпитер - планета вполне подходящая. Впрочем, эти трое были не совсем людьми,  но  и не совсем юпитерианами.

     Это были просто роботы, сконструированные землянами  для  посылки  на Юпитер.    

     Третий робот заявил:

     - Место, кажется, довольно пустынное.

     Второй согласился с ним и начал тоскливо разглядывать  открытую  всем ветрам местность.

     - Вот там, вдали, виднеется  что-то  вроде  искусственно  возведенных строений, - сказал он. - Я полагаю, нам надо  подождать,  пока  к  нам  не заявится кто-нибудь из местных обитателей.

     Первый робот, сидя в дальнем углу кабины, выслушал  двух  других,  но промолчал. Из них  троих  его  сконструировали  первым,  так  что  он  был наполовину экспериментальным. Вот почему он высказывался намного реже, чем его товарищи.

     Ждать пришлось недолго. Откуда-то сверху  вынырнул  воздушный  лайнер весьма странной конструкции. За ним еще. Затем  подошла  колонна  наземных машин. Они заняли оборонительную позицию. Из машин вылезли какие-то  живые существа, привезшие с собой множество непонятных  предметов,  по-видимому, оружие. Некоторые из  них  юпитериане  перетаскивали  в  одиночку,  другие группами, третьи шли своим ходом - видно, внутри находились водители.

     Но роботы не могли ручаться за это.    

     Наконец Третий сказал:

     - Кажется, мы окружены со всех сторон.  Быть  может,  самое  разумное сейчас выйти наружу и  этим  показать,  что  мы  пришли  к  ним  с  миром. Согласны?

     - Разумеется.

     Первый робот распахнул тяжелую дверь,  которая,  кстати  сказать,  не была ни сильно армирована, ни особо герметизирована.

     Их появление послужило сигналом к началу  суматохи  среди  окруживших корабль юпитериан. Они  закопошились  возле  самых  крупных  установок,  и Третий     робот     заметил,     как      наружная      оболочка      его берилло-иридиево-бронзового тела стала нагреваться.

     Он посмотрел на Второго.

     - Чувствуешь? По-моему, они направили на нас тепловой излучатель.

     Второй недоуменно спросил:

     - Интересно, зачем?

     - Наверняка какие-то тепловые лучи. Смотри!

     По непонятной причине луч одного из тепловых генераторов отклонился и ударил по ручейку сверкающего чистого аммиака - тот яростно забурлил.

     Третий обратился к Первому:

     - Возьми это на заметку, слышишь?

     - Ладно.

     В обязанности Первого входила будничная секретарская  работа,  а  его обычай все брать на заметку заключался в аккуратном  внесении  собственных умствований в имеющийся у него памятный свиток. Он уже  собрал  и  записал час за часом показания  каждого  мало-мальски  важного  прибора  на  борту корабля в ходе полета на Юпитер.

     - А как объяснить подобную реакцию? - с  готовностью  спросил  он.  - Наши хозяева, люди, видимо, пожелают это знать.

     - Да никак. Или вот так, - поправился Третий,  -  укажи:  без  всякой видимой причины.  И  добавь:  максимальная  температура  луча  около  плюс тридцати градусов по Цельсию.

     Второй робот прервал их:

     - Попробуем вступить в разговоры?

     - Пустая трата времени, - отвечал Третий,  -  на  этой  планете  лишь несколько жителей знают  радиотелеграфный  код,  разработанный  для  связи между Юпитером и Ганимедом. Они вынуждены будут послать за одним из них, и как только тот прибудет, он быстро наладит с  нами  контакт.  А  пока  что давайте понаблюдаем за ними. Откровенно говоря,  я  не  понимаю,  что  они делают.

     Он понял это не сразу. Тепловое облучение прекратилось, и были пущены в ход новые  установки.  К  ногам  наблюдавших  роботов  с  необыкновенной быстротой и силой, вызванной мощным гравитационным  полем  Юпитера,  упало несколько капсул. Они с треском раскололись -  потекла  голубая  жидкость; образовались лужи, которые быстро стали испаряться и высыхать.

     Свирепый вихрь понес испарения прочь, и юпитериане стали  разбегаться от них в разные стороны. Вот один  чуть  замешкался,  отчаянно  заметался, захромал и, наконец, затих.

     Второй робот наклонился, окунул палец в одну из луж  и  уставился  на стекавшую каплями жидкость.

     - Сдается мне, это обычный кислород, - промолвил он.

     - Твоя правда, - согласился Третий. - Час от часу не  легче.  Опасные же они выкидывают номера, ведь я бы сказал, что кислород для  них  отрава. Один из них уже мертв!

     Наступила пауза, а затем Первый робот, чрезмерная наивность  которого подчас приводила к излишней простоте мышления, выдавил из себя:

     - Может быть, эти странные  существа  с  помощью  таких  вот  детских штучек пытаются нас уничтожить?

     Второй робот, потрясенный этой догадкой, воскликнул:

     - А знаешь, Первый, мне кажется, ты прав!

     В рядах юпитериан наступило временное затишье, а потом они  притащили какую-то новую установку с тонким стержнем, устремленным вверх,  в  черный непроницаемый мрак, окутывающий планету.  Под  невероятным  напором  ветра стержень стоял неподвижно, что ясно свидетельствовало о  его  удивительной конструктивной прочности. Но вот на конце его раздалось  потрескивание,  а затем что-то сверкнуло, разгоняя мрак в густом тумане.

     На мгновение роботы как бы  погрузились  в  сияние,  а  затем  Третий глубокомысленно заметил:

     - Высоковольтное напряжение, и мощность довольно приличная.  Пожалуй, ты не ошибся, Первый. Ведь нас на Земле предупреждали,  что  эти  создания хотят уничтожить все человечество. А  существа,  настолько  порочные,  что могут затаить зло на человека, - при этом голос его задрожал,  -  вряд  ли станут особо церемониться, пытаясь уничтожить нас.

     - Какой позор иметь такие дурные  наклонности,  -  сказал  Первый.  - Бедняги!

     - Все это, конечно, весьма печально, - подтвердил Второй.  -  Давайте вернемся обратно на корабль. Думаю, с нас на сегодня хватит.

     Они вернулись на корабль и уселись в ожидании.  Как  заметил  Третий, Юпитер - планета огромная, так что надо  набраться  терпения,  прежде  чем дождешься, когда доставят к кораблю специалиста по радиокоду. Но  терпения роботам не занимать стать.

     И в самом деле Юпитер, согласно показанию  хронометра,  успел  трижды обернуться вокруг своей оси, пока прибыл эксперт. Разумеется, слой плотной атмосферы толщиной в три тысячи миль создавал на поверхности планеты  тьму  кромешную, где восход и заход солнца ничего не означали и говорить о дне и ночи было бессмысленно. Но поскольку ни  юпитерианам,  ни  роботам,  чтобы видеть, свет не был нужен, то это никого не волновало.

     На протяжении этих тридцати часов  юпитериане  непрерывно  штурмовали корабль с неутомимым нетерпением и  настойчивостью,  относительно  которых Первый  робот  сделал  немало  заметок.  Корабль  каждый   час   атаковали различными способами, и  роботы  внимательно  следили  за  каждой  атакой, изучая виды оружия по мере того, как их распознавали, что отнюдь не всегда удавалось.

     Но люди строили на славу.    

     Пятнадцать лет ушло на то, чтобы построить корабль и этих роботов,  и их  можно  было  охарактеризовать  одним  словом  -  несокрушимая мощь.   Штурм окончился ничем: ни корабль, ни роботы от него не пострадали.

     - По-моему, в  этой  атмосфере  им  не  развернуться.  Они  не  могут применить атомный заряд, так  как  только  дырку  прожгут  в  этом  густом газовом супе, да и себя подорвут, - сказал Третий.

     - Да, сильнодействующей взрывчатки они совсем не применяли, - заметил Второй, - и это хорошо. Нам-то она, конечно, не  повредила  бы,  но  могла расшвырять в разные стороны.

     -  Взрывчатка  отпадает.  Где  нет  расширения   газов,   там   взрыв невозможен. А какой газ станет расширяться при таком атмосферном давлении?

     - Хорошая атмосфера, - пробормотал Первый. - Мне очень нравится.

     И  это  было  вполне  естественно,  так  как  он  был  сконструирован специально для нее. Компания  "Юнайтед  Стейтс  роботс  энд  мекэникл  мен корпорейшн" впервые выпустила  роботов,  даже  отдаленно  не  напоминавших людей. Они были приземистые, квадратные, с центром тяжести  меньше  чем  в футе над землей. Шесть ног, массивных и толстых, даже на этой планете с ее гравитацией, в два с половиной раза большей, чем на Земле,  могли  поднять тонны груза. Чтобы компенсировать  возросшее  притяжение,  в  них  вложили быстроту реакции, в сотни раз превосходящую реакцию нормального  человека.

Они были сконструированы из берилло-иридиево-бронзового сплава, способного противостоять  любой  корродирующей  среде   и   выдержать   взрыв   любой разрушительной силы (исключая разве тысячемегатонную бомбу) в каких бы  то ни было условиях.

     Короче, они были непробиваемы  и  обладали  такой  мощью,  что  стали единственными из всех выпущенных фирмой роботов, которым роботехники фирмы так и не решились приклепать именной серийный номер. Один головастый малый как-то предложил (и то шепотом) назвать их Робик Первый,  Второй,  Третий, но это предложение больше ни разу не повторялось.

     Последние часы  ожидания  роботы  провели  за  решением  головоломной задачи - как, хотя  бы  приблизительно,  описать  внешний  вид  юпитериан. Первый отметил  наличие  щупалец  и  радиальной  симметрии...  и  на  этом застрял. Второй и Третий буквально вылезли из кожи вон, но так ни до  чего и не додумались.

     - Нельзя дать правильное описание, не прибегая к помощи сравнений,  - заявил наконец Третий. - Эти существа ни на что  не  похожи...  Они  -  за пределами позитронных связей моего  мозга.  Это  все  равно  что  пытаться описать гамма-лучи роботу, у которого нет приборов для их обнаружения.

     В эту минуту шквал огня прекратился. Роботы переключили свое внимание на то, что происходило за стенками корабля.

     К  кораблю  на  редкость  странным   образом   приближалась   колонна юпитериан, но даже при самом внимательном осмотре было трудно  сказать,  с помощью чего они передвигаются. Как они при этом используют свои щупальца, оставалось загадкой. Иногда они делали  какие-то  скользящие  движения,  а затем перемещались необыкновенно быстро, возможно за счет ветра, поскольку  они двигались с наветренной стороны.

     Роботы вышли наружу, чтобы встретить  юпитериан.  Те  остановились  в десяти футах от корабля. Обе стороны замерли в молчании.

     Второй сказал:

     - Они должно быть, рассматривают нас, но вот как -  не  могу  понять. Кто-нибудь из вас замечает у них фоточувствительные органы?

     - Я нет, - проворчал Третий. - Я у них вообще не вижу ничего похожего на органы чувств.

     Вдруг со стороны юпитериан послышался металлический клекот, и  Первый робот удовлетворенно отметил:

     - Радиотелеграфный код. - Приехал специалист по связи.

     Так оно и было. Роботы добились своего. Сложная система точек и тире, тщательно разработанная юпитерианами и землянами на Ганимеде, за  двадцать пять лет превратилась  в  исключительно  гибкое  средство  связи,  наконец впервые использованное для непосредственного общения.

     Один юпитерианин остался впереди, остальные отступили назад. Он повел переговоры. Клекочущий голос спросил:

     - Откуда вы прилетели?

     Третий робот, как наиболее  развитый  в  интеллектуальном  отношении, естественно, выступил в роли руководителя экспедиции.

     - Мы с Ганимеда, спутника Юпитера.

     - Что вам нужно? - задал юпитерианин следующий вопрос.

     - Информация. Мы хотим исследовать вашу  планету  и  увезти  с  собой новые сведения. Если бы мы могли надеяться на сотрудничество с вами...

     Трескучая речь юпитерианина оборвала его:

     - Вас надо уничтожить!

     Третий помолчал, а потом задумчиво сказал своим товарищам:

     - Они к нам относятся именно так, как нас об этом предупреждали  люди на Земле. Странные все-таки существа. - Затем, обратившись к юпитерианину, он спросил по простоте душевной: - Почему?

     Юпитерианин, очевидно, считал  некоторые  вопросы  чересчур  наглыми, чтобы на них отвечать. Он заявил:

     - Если вы покинете Юпитер в течение наших суток, мы пощадим вас... до той поры, пока не  выйдем  в  космос  и  не  очистим  Ганимед  от  всякого неюпитерианского сброда.

     - Я хотел бы указать, что мы не с  Ганимеда,  а  с  одной  из  планет Сол... - начал было Третий.

     Юпитерианин прервал его:

     - Нашим астрономам известно о существовании Солнца  и  наших  четырех спутников. Никаких других планет нет и быть не может!

     Не желая ввязываться в спор, Третий робот согласился  с  этой  точкой зрения.

     - Ну, пусть с Ганимеда. Мы ничего худого против вас не замышляем.  Мы готовы предложить вам дружбу. Двадцать пять  лет  вы  охотно  поддерживали связь с людьми на Ганимеде. Зачем же вдруг начинать войну против землян?

     - Все эти двадцать пять лет мы стремились  сделать  жителей  Ганимеда юпитерианами, - холодно ответил тот. - Когда же мы выяснили,  что  они  не хотят этого,  и  установили,  что  они  ниже  нас  по  своему  умственному развитию, тогда мы решили предпринять  кое-какие  шаги,  чтобы  смыть  наш позор. - И он закончил внушительно, чеканя каждое слово: - Мы, юпитериане, не потерпим присутствия всякого сброда!

     Повернувшись лицом к ветру, юпитерианин торжественно отступил  назад. Очевидно, беседа на этом закончилась.

     Роботы возвратились на свой корабль.

     Второй робот сказал:

     - Кажется, дела наши плохи. - И задумчиво добавил: - Все именно  так, как нам говорили наши конструкторы. У этих  юпитериан  чрезмерно  развитый комплекс превосходства да плюс к тому крайняя нетерпимость ко  всему,  что затрагивает этот комплекс.

     - Нетерпимость проистекает отсюда же, - заметил Третий. - Беда в том, что эта нетерпимость подкреплена силой. У них есть оружие, а наука шагнула далеко вперед.

     - Так вот почему нас специально инструктировали не обращать  внимания на приказы юпитериан! Теперь я не удивляюсь!  Это  же  просто  пародия  на высшие существа!  -  воскликнул  Первый  и  добавил  с  присущими  роботам доверием и преданностью людям: - Ни один человек никогда таким не станет.

     - Все это верно, но сейчас речь не об этом, - сказал Третий.  -  Ясно одно:  над  нашими  хозяевами  нависла  смертельная  опасность.  Юпитер  - гигантская планета, а юпитериане и по количеству населения, и по  ресурсам в тысячи раз превосходят землян. Если им  удастся  создать  силовое  поле, чтобы использовать его в качестве оболочки межпланетного корабля, как  это сделали на Земле, то при желании они в два счета  захватят  всю  Солнечную систему.  Вопрос  лишь  в  том,  как  далеко  они  продвинулись   в   этом направлении, какое еще оружие у них есть, что за приготовления они  ведут. Вернуться с этими сведениями - вот наша задача, и  нам  следует  подумать, что делать дальше.

     - Трудненько же нам придется, - заметил Второй. - Юпитериане вряд  ли пожелают нам помочь.

     Это было сказано еще довольно мягко.

     Третий робот призадумался на минутку, а затем сказал:

     - Мне кажется, нам нужно только выждать. За эти  тридцать  часов  они уже несколько раз  пытались  уничтожить  нас,  ничего  не  добившись.  Они наверняка сделали все, что могли. В комплекс превосходства  всегда  входит извечное стремление спасти свой престиж, и  предъявленный  нам  ультиматум доказывает, что в нашем случае дело обстоит именно так. Они бы никогда  не позволили нам убраться восвояси, если бы могли нас  уничтожить.  Так  что, если мы не улетим, они наверняка сделают  вид,  будто  преследуя  какие-то свои цели, сами захотели, чтобы мы остались.

     И роботы снова принялись ждать. Прошел день. Атака не возобновлялась. Роботы не улетали. Угроза не подействовала. И тогда перед  роботами  вновь предстал юпитерианский специалист по коду.

     Если бы роботам этой модели было присуще чувство  юмора,  то  они  бы посмеялись от души. Ну, а сейчас просто они  испытывали  законное  чувство удовлетворения.

     Юпитерианин заявил:

     - Мы решили позволить вам остаться на очень короткий срок  для  того, чтобы вы лично смогли убедиться в нашем  могуществе.  Затем  вам  надлежит вернуться назад на  Ганимед  и  передать  всему  вашему  сброду,  что  его неизбежно постигнет ужасный конец, едва Юпитер успеет один раз  обернуться вокруг Солнца.

     Первый робот отметил про себя, что юпитерианский год равен двенадцати  земным.

     Третий робот небрежно ответил:

     - Спасибо. Давайте мы с вами отправимся в  ближайший  город.  Нам  бы хотелось о многом разузнать. - И подумав, добавил: - Надеюсь, наш  корабль будет в целости и сохранности?

     Последняя фраза прозвучала скорее как просьба, чем  как  угроза,  ибо роботы этой модели никогда не были агрессивными.  В  их  конструкции  была полностью устранена всякая возможность даже малейшего раздражения. В  ходе многолетних испытаний на Земле решающим требованием у столь мощных роботов являлось неиссякаемое хорошее настроение.

     Юпитерианин заявил:

     - Нас не интересует ваш корабль. Ни один юпитерианин не приблизится к нему, дабы не осквернять себя. Вы можете сопровождать нас, но  ни  в  коем случае не должны подходить к кому-либо ближе чем на  десять  футов,  иначе будете немедленно уничтожены.

     - Ну, не спесивы ли они?  -  добродушно  заметил  Второй,  когда  они двинулись вперед, преодолевая ветер.

     Город  был  портовый.  Он  стоял  на  берегу  невообразимо  огромного аммиачного озера. Яростный ветер вздымал свирепые пенистые волны,  которые мчались  с  лихорадочной  поспешностью,  усиливаемой  мощным   притяжением планеты. Сам по себе порт не был ни  большим,  ни  особо  впечатляющим,  и казалось совершенно очевидным, что основная часть сооружений находится под землей.

     - Сколько жителей в этом городе? - спросил Третий робот.

     - Город маленький, всего десять миллионов, - ответил юпитерианин.

     - Понятно. Первый, возьми-ка это на заметку.

     Первый робот автоматически выполнил приказ, а затем опять  повернулся к озеру, на которое и раньше смотрел как зачарованный. Он тронул за локоть Третьего робота.

     - Послушай, как ты считаешь, в нем водится рыба?

     - А тебе не все равно?

     - Я думаю, мы должны это узнать. Наши хозяева на земле приказали  нам выяснить все, что можно.

     Из трех роботов Первый был простейшей моделью, и значит, относился  к разряду тех, кто любой приказ воспринимал буквально.

     Второй робот сказал:

     - Да пусть сходит и посмотрит, коль ему так хочется. Беды большой  не будет от того, что мы позволим этому дитяти слегка порезвиться.

     - Что ж, я не возражаю, пусть идет, но он просто зря потратит  время. Рыба - это, конечно, не совсем  то,  за  чем  мы  сюда  прилетели.  Давай, Первый, валяй!

     В сильном возбуждении Первый робот  побежал  на  берег  и  с  плеском плюхнулся в озеро. Юпитериане внимательно следили за ним. Разумеется,  они ничего не поняли из предыдущего разговора.

     Специалист по коду отстучал:

     - Кажется, ваш приятель при  виде  нашего  могущества  решил  с  горя покончить с собой.

     Третий робот с удивлением ответил:

     - Да что вы! Он просто решил исследовать вашу  фауну,  хочет  узнать, могут ли живые организмы существовать в аммиачном озере. - И добавил,  как бы извиняясь: - Наш друг временами бывает чрезмерно любопытен. Он не столь сообразителен, как мы, но это его единственный недостаток. Мы это понимаем и стараемся потакать ему по мере возможности.

     Наступила длинная пауза, затем юпитерианин заметил:

     - Он, наверное, утонул!

     Третий робот возразил:

     - Нам это не грозит. Мы не можем  утонуть.  Давайте,  как  только  он вернется, сразу отправимся в город.

     В эту минуту на расстоянии нескольких сот футов  от  берега  поднялся огромный столб жидкости. Он бешено взметнулся вверх и рассыпался на мелкие брызги, уносимые  ветром.  Второй  столб,  третий,  затем  белый  пенистый гребень побежал к берегу, оставляя за собой  след  и  постепенно  замедляя скорость.

     Роботы на берегу с  удивлением  взирали  на  происходящее,  а  полная неподвижность юпитериан свидетельствовала о том, что они также смотрели  с не меньшим интересом.

     Потом на поверхность озера вынырнула голова Третьего робота и наконец он сам стал медленно выползать на берег. Но что там тянулось за ним вслед? Какое-то чудовище гигантских  размеров,  казалось,  целиком  состоящее  из клыков, челюстей и игл. Через минуту  стоящие  на  берегу  уразумели,  что огромное страшилище следует за роботом не по своей охоте, его тащит Первый робот. Все так и присели.

     Первый, слегка робея, подошел к юпитерианам и сам  повел  переговоры. Он взволнованно отстучал юпитерианину:

     - Весьма сожалею о случившемся, но эта тварь напала на меня. Я только о ней делал заметки. Надеюсь, это не ценный экземпляр?

     Поскольку появление чудовища внесло замешательство в ряды  юпитериан, ответ был получен не  сразу.  Они  медленно  приходили  в  себя,  и  после тщательного осмотра, подтвердившего, что животное на  самом  деле  мертво, порядок наконец  был  восстановлен.  Некоторые  смельчаки  из  любопытства пинали распростертое тело.

     Третий робот просительным голосом сказал:

     - Надеюсь, вы  извините  нашего  друга.  Он  временами  бывает  очень неуклюж. Мы совсем не собирались причинять вред вашим животным.

     - Он напал на меня, -  оправдывался  Первый.  -  Укусил  без  всякого повода. Посмотрите!  -  и  робот  ткнул  пальцем  в  двухфутовый  клык  со сломанным острием. - Он сломал его о мое плечо и чуть меня не поцарапал. Я только слегка шлепнул его, чтобы отогнать прочь... а он взял  да  и  умер. Простите меня!

     Наконец юпитерианин, слегка заикаясь, заговорил трескучим голосом:

     - Э-т-то дикое животное редко подходит  так  близко  к  берегу,  хотя здесь и достаточно глубоко.

     Третий робот обеспокоенно сказал:

     - Если вы можете использовать его для еды, то мы будем только рады...

     - Нет. Мы добудем пищу без помощи всякого сбро... других.  Ешьте  его сами.

     Услышав это, Первый робот одним  движением  руки  поднял  чудовище  и бросил его назад в озеро. Третий небрежно проронил:

     - Спасибо на добром слове, но нам не нужна пища. Мы вообще ничего  не едим.

     Роботы  в  сопровождении  примерно  двухсот   вооруженных   юпитериан спустились по  ряду  наклонных  плоскостей  в  подземный  город.  Если  на поверхности город можно было счесть маленьким, незаметным, то  под  землей он оказался огромным мегалополисом.

     Их тотчас же посадили в вагон, управляемый на расстоянии,  -  ибо  ни один добропорядочный, уважающий себя юпитерианин  не  стал  бы  подвергать риску свое достоинство, усевшись рядом с каким-то сбродом, -  и  отправили со страшной скоростью к центру города. Они видели достаточно, чтобы прийти к выводу: город простирается миль на  пятьдесят  и  уходит  под  землю  на глубину не менее восьми миль.

     - Если это типичный образчик развития юпитерианской  цивилизации,  то как можно привезти людям обнадеживающий отчет? - безрадостно констатировал Второй робот.  -  По  сути  говоря,  мы  наудачу  высадились  на  огромной территории Юпитера; у нас был один шанс на тысячу, что мы окажемся  вблизи действительно большого населенного центра. А это, как  сказал  эксперт  по коду, всего лишь заштатный городишко.

     - Десять миллионов жителей, - задумчиво  молвил  Третий  робот.  -  А всего юпитериан должно быть несколько биллионов  -  много,  слишком  много даже для Юпитера. Цивилизация у них, видимо, полностью урбанистическая,  а значит, наверняка неимоверно развита наука. Если у них  уже  есть  силовые поля, то...

     У Третьего робота не было шеи,  ибо  ради  прочности  голова  в  этих моделях была утоплена  в  грудную  клетку  и  там  намертво  приклепана  к корпусу, а  нежный  позитронный  мозг  защищен  тремя  раздельными  слоями иридиевого сплава толщиной в дюйм. Но если бы таковая у него  имелась,  то он бы горестно закивал головой.

     Но вот вагон остановился на открытом месте. Повсюду вокруг были видны широкие проспекты и большие здания с толпящимися  юпитерианами,  не  менее любопытными, чем толпы землян в аналогичных обстоятельствах.

     К роботам приблизился эксперт по коду и отстучал:

     - Сейчас мне пора удалиться от дел до следующего рабочего  цикла.  Мы настолько  пошли  вам  навстречу,  что  подыскали  жилье,  хотя  последнее сопряжено для нас с большими неудобствами, ибо,  как  вы  сами  понимаете, здание потом придется снести и на его месте построить другое. Тем не менее вы пока можете спать в нем.

     Третий робот протестующе замахал руками и отстучал:

     - Большое спасибо, но вы зря беспокоились. Мы ничего не имеем  против того, чтобы расположиться прямо здесь. Если вам хочется спать, пожалуйста, не стесняйтесь. Мы подождем. Что же касается нас, - небрежно бросил робот, - то мы вообще никогда не спим.

     Специалист по коду ничего не ответил, но будь у него лицо,  интересно было бы на него взглянуть.

     Он ушел, а роботы  остались  в  вагоне,  окруженные  отрядами  хорошо вооруженных стражников, стоявших сомкнутыми рядами.

     Прошло много часов, пока  стража,  наконец,  не  расступилась,  чтобы пропустить эксперта и двух незнакомых юпитериан,  которых  тот  представил роботам:

     - Это два члена центрального правительства, они милостиво согласились поговорить с вами.

     Один из вновь прибывших, очевидно, знал  код,  ибо  его  треск  резко оборвал эксперта.

     Он обратился к роботам:

     - Эй вы, скоты! Ну-ка, живо вылезайте из вагона! Дайте нам посмотреть на вас!

     Роботы с такой готовностью поспешили выполнить приказание,  что  пока Второй и Третий выпрыгивали с правой стороны вагона, Первый робот рванулся через левую. Слово "через" здесь использовано с  умыслом,  ибо,  поскольку робот не обратил внимания на механизм, опускающий  вниз  часть  стены  для выхода, то он снес ее своим корпусом, прихватив и  два  колеса  с  осью  в придачу. Вагон рухнул. Первый робот стоял в замешательстве и не знал,  что сказать, с удивлением разглядывая обломки.

     Наконец он отстучал слова извинения:

     - Я очень сожалею... Надеюсь, это не очень дорогая машина.

     Второй робот добавил извиняющимся тоном:

     - Наш приятель часто бывает неуклюж. Простите его, пожалуйста.

     А Третий робот сделал робкую попытку починить вагон.

     Первый робот попытался еще раз извиниться:

     - Стенка вагона  была  не  очень  прочная.  Глядите...  -  Он  поднял метровую плиту трехдюймовой толщины из армированного металлом  пластика  и слегка надавил ее пальцем. Плита тотчас раскололась пополам. - Я учту  это впредь, - пообещал он.

     Представитель  юпитерианского  правительства,  немного  сбавив   тон, сказал:

     - Все равно вагон был бы уничтожен после того, как вы осквернили  его своим пребыванием. - Он помолчал, а затем продолжал:  -  Жалкие  создания. Нам, юпитерианам, чуждо вульгарное любопытство касательно низших  существ, но наши ученые нуждаются в фактах...

     - Мы целиком согласны с вами, - приветливо отвечал ему Третий  робот, - мы тоже интересуемся фактами.

     Юпитерианин проигнорировал его слова.

     - У вас, видимо, нет органов ощущения  массы.  Каким  же  образом  вы опознаете отдаленные предметы?

     Третий робот сразу заинтересовался:

     - Вы хотите сказать, что вы ощущаете массу тела непосредственно?

     - Я здесь не затем, чтобы  отвечать  на  вопросы  всяких...  на  ваши наглые вопросы относительно нас.

     - Я понял так, что предметы с очень малой массой  для  вас  прозрачны даже при отсутствии излучения. -  Третий  робот  обернулся  ко  Второму  и сказал: - Так вот,  оказывается,  как  они  видят.  Их  атмосфера  так  же прозрачна для них, как космическое пространство.

     Юпитерианин вновь начал отстукивать:

     - Отвечайте на мой вопрос, или мое терпение истощится и я прикажу вас ничтожить!

     Третий робот тотчас сказал:

     - О юпитерианин, мы ощущаем лучистую  энергию  и  при  желании  можем настроиться на  любую  длину  волны  по  всему  электромагнитному  спектру колебаний. В  настоящий  момент  мы  видим  на  далекое  расстояние  путем излучения радиоволн, а  на  близкое  -  посредством...  -  он  замолчал  и обратился ко Второму роботу: - В коде есть обозначение для гамма-лучей?

     - Насколько мне известно, нет, - отвечал Второй.

     Третий робот опять обратился к юпитерианину:

     - На близком расстоянии  мы  используем  другой  вид  излучения,  для которого в коде нет соответствующего слова.

     - Из чего состоит ваше тело? - спросил тот.

     Второй робот шепнул Третьему:

     - Он, видимо, хочет узнать, почему его орган ощущения массы не  может проникнуть сквозь нашу кожу. Ты же знаешь, высокая плотность.  Следует  ли сообщать ему об этом?

     Третий робот неуверенно ответил:

     - Люди нам ничего не говорили о том, какие сведения нам нужно держать в секрете. - А потом отстучал юпитерианину: - Мы состоим  главным  образом из иридия. Кроме того, в нас есть и медь,  и  олово,  немного  бериллия  и масса других элементов.

     Юпитериане  отшатнулись,  и  по  еле  уловимому   трепету   различных сегментов их  невыразимо  страшных  тел  было  видно,  что  они  о  чем-то оживленно переговариваются, хотя никто не издал и звука.

     Затем правительственный чиновник вновь обратился к роботам:

     - Существа с Ганимеда! Мы решили  провести  вас  по  некоторым  нашим фабрикам, чтобы показать вам хотя  бы  ничтожную  часть  наших  величайших достижений. Потом мы отпустим вас назад на Ганимед, с  тем  чтобы  вы  там сеяли уныние и страх среди остального сбро... остальных живых существ.

     Третий робот шепнул Второму:

     - Заметь особенность их психического  склада.  Им  обязательно  нужно доказать свое превосходство. И  все  лишь  ради  поддержания  собственного престижа.

     А затем он отстучал с помощью кода:

     - Благодарим за предоставленную возможность.

     Однако престиж был поддержан, в чем роботы довольно быстро убедились.

     Демонстрация сил была похожа на поездку и осмотр Всемирной  выставки. Юпитериане показывали каждую мелочь  и  объясняли  буквально  все,  охотно отвечая на вопросы, так что Первый  робот  сделал  сотни  заметок,  весьма неутешительных для землян.

     Военный потенциал только этого так называемого захолустного города  в несколько раз превышал  потенциал  Ганимеда.  Десяток  таких  городов  мог произвести столько продукции,  сколько  не  производило  все  межпланетное государство землян. А ведь это была  ничтожная  часть  той  военной  силы, которую мог выставить весь Юпитер.

     Первый робот толкнул Третьего локтем, и тот обернулся:

     - Ну, что тебе?

     Первый серьезно спросил:

     - Если у них есть силовые поля, то людям на Земле несдобровать,  ведь так?

     - Боюсь, что так. А почему это тебя вдруг заинтересовало?

     - Да потому, что они не показали нам правое крыло здания. Может быть, именно там изготавливаются силовые поля. Если так, то, видимо,  они  хотят сохранить это в тайне. Хорошо бы выяснить.  Ведь  ты  сам  понимаешь,  это основное.

     Третий мрачно посмотрел на Первого:

     - Может, ты и прав. Во всяком случае, упускать ничего нельзя.

     Они как раз шли по  огромному  сталеплавильному  заводу,  разглядывая стофутовые балки  из  стойкой  к  воздействию  аммиака  кремнистой  стали, которые завод выдавал по двадцать штук в секунду.

     Третий робот равнодушным тоном спросил юпитерианина:

     - Скажите, а что находится в том крыле?

     Правительственный  чиновник  проконсультировался   у   администратора завода и сказал:

     -  Там  термический  цех.  Множество  технических  процессов  требует высоких температур, которых не выдержит ни один живой организм. Вот почему этими процессами управляют дистанционно.

     Он направился к перегородке, от которой так и несло жаром, и  показал на маленькие круглые отверстия, закрытые каким-то  прозрачным  материалом. Сквозь эти отверстия проникали дымчато-красные  нити  света  -  за  стеной сквозь густой, мглистый воздух цеха виднелись пылающие горны.

     Первый робот бросил недоверчивый взгляд на юпитерианина и отстучал:

     - Ничего, если я зайду внутрь и осмотрю все  как  следует?  Меня  это очень заинтересовало.

     Третий робот сказал:

     - Брось дурить. Они не  соврали.  Впрочем,  если  хочешь,  то  валяй, только не задерживайся, нам надо еще многое успеть посмотреть.

     - Вы, видимо, не представляете, какая там жара, - сказал юпитерианин. - Вы же там сгорите.

     - О нет, - пренебрежительно заявил Первый робот, - нам жара нипочем.

     Юпитериане немного посовещались между собой, затем  ритмичная  работа завода была нарушена столь непредвиденным  случаем  и  началась  суматоха. Установили экраны  из  теплопоглощающих  материалов  и  открыли  заслонку, которую до этого во время работы горнов ни разу не открывали. Первый робот вошел внутрь, и за ним тут же закрыли  заслонку.  Юпитериане  прильнули  к прозрачным окошечкам. Робот подошел к ближайшей плавильной печи  и  пробил летку. Поскольку он ростом немного не вышел и не мог  сверху  заглянуть  в печь, то он наклонил ее и выпустил часть  жидкого  металла  в  разливочный ковш. Он с любопытством взглянул на содержимое  ковша,  затем  погрузил  в него руку по локоть и начал мешать расплавленный металл, желая  установить его консистенцию. Покончив с этим, он  вытащил  руку  из  ковша,  стряхнул капли сверкающего металла на пол и обтер кисть руки об одно из своих шести бедер. Затем медленно прошелся вдоль плавильных печей и просигналил, чтобы его выпустили.

     Когда  он  вышел  из  термического  цеха,  юпитериане  отступили   на приличное расстояние и обдали его струей жидкого аммиака, который, шипя  и пенясь, испарялся до тех пор, пока температура тела у робота не снизилась.

     Первый робот, не обращая ни  малейшего  внимания  на  аммиачный  душ, сказал:

     - Они не соврали. Никаких силовых полей там нет.

     Третий робот начал было отчитывать его:

     - Понимаешь ли... - но Первый немедленно прервал его:

     - Не зря же я старался. Люди приказали нам  выяснить  все,  разве  не так? - И обратившись к юпитерианину, он отстучал решительно: - Послушайте, а юпитерианская наука получила силовые поля?

     Прямота Первого робота была естественным  следствием  менее  развитых умственных способностей. Два его товарища знали об этом и поэтому  решили, что возражать бесполезно.

     Юпитерианский  чиновник  постепенно  выходил  из  состояния   транса; невольно создавалось впечатление, что он тупо уставился на руку робота, ту самую, которую тот опускал в  расплавленную  сталь.  Наконец  он  медленно произнес:

     - Силовые поля?! Так это они вас главным образом интересуют?

     - Да, - отчеканил Первый робот.

     К юпитерианину прямо на глазах  возвратилась  самоуверенность,  и  он резко отстучал:

     - Эй вы, сброд, пошли!

     Третий робот заметил Второму:

     - Ну вот, мы опять сброд. Похоже, что нас ждут неприятные вести.

     Второй с грустью согласился.

     События разворачивались на самой окраине города - в той части  жилого массива,  которую  на  Земле  назвали  бы  пригородом,  -   в   одном   из взаимосвязанных между собой зданий, весьма отдаленно  напоминавших  земной университет.

     Никаких ответов и объяснений не давалось.  Официальный  представитель юпитерианского правительства быстро шел впереди, а роботы следовали за ним в полном убеждении, что сейчас они увидят самое худшее.

     Конечно, не кто иной, как Первый робот, остановился перед раздвинутой частью стены, после того как остальные прошли.

     - Что это такое? - спросил он.

     Помещение было заставлено низкими маленькими  скамейками,  юпитериане крутились возле странных приборов, основную часть которых составлял мощный электромагнит длиной в дюйм.

     - Что это такое? - опять спросил Первый робот.

     Юпитерианин нетерпеливо обернулся.

     - Это учебная биолаборатория для студентов. Вам она ни к чему.

     - Но чем они тут занимаются?

     - Изучают микрофлору. Вы что, микроскопа никогда не видели?

     В разговор вмешался Третий робот:

     - Видели, но другого типа. Наши микроскопы помогают  органам  зрения, чувствительным к энергии, и действуют за счет преломленных лучей. Ваши же, очевидно, основаны на принципе расширения массы. Весьма остроумно.

     Первый робот спросил:

     - Можно, я посмотрю некоторые ваши образцы?

     - Да что в этом проку? Вы не можете пользоваться нашими  микроскопами из-за своих  сенсорных  ограничений,  и  нам  придется  выкинуть  образцы.  - Бросьте ерундить.

     - Но мне и не нужен микроскоп, - удивленно возразил робот. - Я  легко могу перестроиться и буду видеть не хуже, чем в микроскоп.

     Он подошел к ближайшей скамейке, а все студенты отступили  в  дальний угол, чтобы не  осквернить  себя.  Первый  робот  отодвинул  юпитерианский микроскоп в сторону и начал внимательно  разглядывать  предметное  стекло. Озадаченный, он отошел, взял второе стекло, третье... четвертое...

     Вернувшись к ожидающим, он спросил юпитерианина:

     - Я полагаю, образцы под микроскопами - живые, не так ли?  Я  имею  в виду тех маленьких червячков...

     Юпитерианин ответил:

     - Разумеется.

     - Странно, стоит мне на них взглянуть, как они тут же подыхают.

     Третий робот обратился к двум своим товарищам:

     - Мы же забыли, что испускаем гамма-лучи.  Первый,  пойдем-ка  отсюда поживей, а то все образцы под микроскопом передохнут. - И он повернулся  к юпитерианину:  -  Боюсь,  что  наше  дальнейшее  пребывание  здесь   может оказаться гибельным для более слабых форм жизни. Лучше  нам  уйти  отсюда.

Надеюсь, образцы не слишком трудно будет заменить. И коли на то пошло, вам тоже лучше держаться подальше от нас,  а  то  как  бы  наше  излучение  не подействовало и на вас. Как вы себя чувствуете, нормально?

     Юпитерианин  двинулся  прочь  в  гордом  молчании,   однако   следует заметить, что с этого момента он стал держаться от них подальше.

     Больше не было сказано ни слова, пока роботы не вошли в огромный зал. В самом центре его, несмотря на мощные силы притяжения Юпитера,  висели  в воздухе без всякой поддержки (точнее,  с  невидимой  поддержкой)  огромные бруски металла.

     Правительственный чиновник отстучал:

     - Вот вам ваше силовое поле в его  окончательном  виде.  Внутри  этой сферы вакуум, так что поле выдерживает давление нашей атмосферы плюс такое количество металла, вес которого  равен  массе  двух  больших  космических кораблей. Ну, что вы на это скажете?

     - Скажу, что теперь вы получили возможность выйти в космос, - ответил Третий робот.

     - Правильно. Ни один пластик, ни один металл не  удержат  вакуум  при нашем атмосферном давлении, а силовое поле - пожалуйста. И сфера  силового поля будет нашим космическим кораблем. В течение года  мы  построим  сотни тысяч таких кораблей. Затем тучей двинемся на Ганимед и расправимся с  так называемыми разумными тварями, которые претендуют на мировое господство.

     - Люди на Ганимеде никогда не претендовали...  -  начал  было  Третий робот.

     - Молчать! - цыкнул на него юпитерианин. - А теперь возвращайтесь  на свой Ганимед и расскажите всем, что вы тут видели. Те  маломощные  силовые поля, какие, к примеру, имеются на вашем корабле, не устоят против  наших, потому что самый маленький наш корабль по величине и мощи  будет  в  сотни раз превосходить ваши корабли.

     -  Тогда  нам  ничего  больше  не  остается,  как  вернуться  с  этим сообщением, - ответил Третий робот. - Пожалуйста, доставьте нас обратно  к нашему кораблю, и мы распрощаемся. Но между прочим, да будет вам известно, вы кое-что недопоняли. У нас на Ганимеде, конечно, есть силовое  поле,  но на нашем корабле его нет. Нам оно просто не нужно.

     Робот повернулся и знаком приказал своим товарищам следовать за  ним. Некоторое время они молчали, а потом Первый робот удрученно пробормотал:

     - Давайте попробуем разрушить эту установку.

     - Не поможет, - ответил Третий робот. - Они задавят нас  числом.  Так что бесполезно. В течение ближайшего десятилетия с нашими хозяевами  будет покончено. Устоять против юпитериан невозможно. Их слишком много. Пока они были привязаны  к  Юпитеру,  человечество  находилось  в  безопасности.  А сейчас, когда у них силовые поля... Мы  можем  лишь  доставить  людям  эту печальную весть. Часть людей, конечно, еще сможет  продержаться  некоторое время в тайных убежищах, ну а потом...

     Город остался позади. Роботы вышли на открытую равнину неподалеку  от озера, туда, где на горизонте темным силуэтом вырисовывался их космический корабль, когда юпитерианин вдруг произнес:

     - Эй вы, сброд! Вы сказали, что ваш корабль не имеет силового поля?

     Третий робот равнодушно ответил:

     - Нам оно не нужно.

     - Как же тогда  ваш  корабль  выдерживает  космический  вакуум?  Ведь разность давлений должна разорвать его на куски!

     И он изогнул щупальце, словно желая этим немым  жестом  дать  понять, какова юпитерианская атмосфера, которая давит  на  вас  с  силой  двадцать миллионов фунтов на квадратный дюйм.

     - Все это очень просто, - ответил ему Третий робот. - Наш корабль  не герметизирован. Давление, что внутри, что снаружи - одинаковое.

     - Даже в космосе? В вашем корабле вакуум? Вы лжете!

     - Пойдите и убедитесь сами. Ни силового поля, ни  герметичности.  Что же в этом удивительного? Мы не дышим. Свою энергию мы  получаем  прямо  из атомной. Есть воздух, нет его -  нам  это  безразлично,  и  в  вакууме  мы чувствуем себя не хуже, чем рыба в воде.

     - Но абсолютный нуль?

     - Какое это имеет значение? Мы стабилизируем температуру своего тела. Окружающая температура нас не интересует. - Он помолчал, а затем  добавил: - Ну, мы пойдем на корабль. Прощайте. Мы передадим людям на Ганимеде  ваше заявление: война не на жизнь, а на смерть!

     Однако юпитерианин сказал:

     - Подождите немного. Я скоро вернусь.

     Он повернул назад и поспешил в город.

     Роботы остановились и стали молча ждать.

     Прошло не  меньше  трех  часов,  прежде  чем  вернулся  представитель центрального  правительства  Юпитера,  а  вернулся  он   запыхавшись.   Он остановился, как обычно, в десяти футах от роботов, а затем пал  ниц  и  в такой униженной позе пополз к ним. Он ничего не говорил до тех  пор,  пока его резиноподобная серая кожа не коснулась их, а затем отстучал покорно  и уважительно:

     -  Досточтимые  сэры!  Я  связался  с  главой   нашего   центрального правительства, который лишь теперь узнал обо всех обстоятельствах дела,  и смею вас заверить, Юпитер хочет только мира.

     - Прошу прощения, что вы сказали? - безучастно спросил Третий робот.

     - Мы готовы возобновить контакты с Ганимедом и рады сообщить вам, что никаких попыток выйти в космос мы предпринимать  не  будем.  Наши  силовые поля будут использованы только для нужд самого Юпитера.

     - Но... - заикнулся было Третий робот.

     - Наше правительство охотно примет  любого  человека,  которого  наши досточтимые братья, люди на Ганимеде, пожелают к нам  послать.  Милостивые государи, если вы теперь удостоите нас чести и поклянетесь жить в мире...

     К Третьему роботу протянулось покрытое чешуей щупальце  юпитерианина, и тот, словно ошеломленный, пожал  его.  То  же  самое  сделали  Второй  и Первый, когда им были протянуты два других щупальца.

     Юпитерианин торжественно провозгласил:

     - Да здравствует вечный и нерушимый мир между Юпитером и Ганимедом!

     Космический  корабль,  протекавший  как  решето,  вновь  находился  в открытом космосе. Давление и температура опять упали. Роботы все  смотрели на огромный, постепенно уменьшающийся шар под названием Юпитер.

     - Они, конечно, искренне предлагали мир, - заметил Второй робот, -  и мне очень приятно, что они повернули на 180 градусов, но я никак  не  могу понять, в чем тут дело.

     - Я думаю, юпитериане вовремя  опомнились  и  поняли,  сколь  пагубна мысль о причинении зла людям, нашим хозяевам, - заметил  Первый  робот.  - Так что все объясняется весьма просто.

     Третий робот глубоко вздохнул и сказал:

     - Видите ли,  тут  проблема  чисто  психологическая.  Эти  юпитериане обладают комплексом превосходства толщиной в милю, так что,  когда  им  не удалось уничтожить нас, они пошли на все, только бы спасти  свой  престиж. Всякие их выверты, объяснения и рассказы были типичным бахвальством, чтобы пустить  нам  пыль  в  глаза,  чтобы  мы  смирились  перед  их   мощью   и превосходством.

     - Все это понятно, - прервал его Второй робот, - и все же почему...

     Третий продолжал:

     - Но получилось совсем не так, как они  рассчитывали.  Они  преуспели только в том, что убедились - мы их во всем превосходим: мы не  тонем,  не едим  и  не  спим,  расплавленный  металл  нам  не  вредит.  А  отсутствие герметичности на нашем корабле  потрясло  их,  сыграло  роковую  роль.  Их последним козырем было силовое поле. Но когда выяснилось,  что  мы  в  нем вообще не нуждаемся и можем жить в вакууме при абсолютном нуле, -  это  их совсем доконало, тут все и рухнуло.

     Третий робот помолчал, а потом философски изрек:

     - Когда комплекс превосходства так вот рушится, то это уж навсегда.

     Второй робот после некоторого раздумья сказал:

     - Но все это еще ничего не объясняет. Чего им беспокоиться о том, что мы можем или не можем? Ведь мы всего лишь роботы. Воевать-то им придется с людьми.

     - В этом-то все дело, приятель, - мягко ответил Третий робот.  -  Мне это пришло в голову, только когда мы покинули Юпитер. Ты знаешь, по  своей оплошности, совершенно непреднамеренной, мы совсем забыли им сказать,  что мы только роботы.

     - Так никто же нас об этом не спрашивал, - сказал Первый робот.

     - Правильно. Поэтому они считали, что мы и есть настоящие люди и  что остальные земляне подобны нам.

     Он взглянул еще раз на Юпитер и глубокомысленно заметил:

     - Не удивительно, что они решили поджать хвост.

________________________________________________________

Источник:   http://fenzin.org/book/84

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика