Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

Предисловие и послесловие

Когда-то уже давно Г.С.Уланова в своем интервью упомянула о желании создать книгу. Мысленно подумалось что можно было бы кратко написать в предисловии и послесловии к такой книге, чтобы ввести читателей в курс дела, если в этом возникла бы такая необходимость. Опыт такого эссе находится далее.

Предисловие

Читатель держит в руках книгу Галины Сергеевны Улановой - мастера балета и балетного театра. Книга может быть интересна не только любителям и знатокам балета, но и тем, кто только начинает с ним знакомиться. Людям знакомым с балетным искусством следует сразу приступать к чтению книги. Предисловие содержит минимум начальных сведений и библиографии и адресовано начинающим знакомиться с балетом.

Г.С.Уланова - солистка балета Мариинского театра /ГАТОБ им. С.М.Кирова/ в Ленинграде в 1928 - 1944, затем - Большого театра /ГАБТ СССР/ в Москве в 1944 - 1960. На сцене театров ею созданы ряд партий и ролей в балетах и балетных спектаклях, которые нашли признание у зрителей, профессионалов балета, критиков-искусствоведов. За подробностями можно обратиться, например, к [1]-[5], первое упоминание о ней - [6, с.241, с.254], библиография - [7].

С мнением искусствоведов, в частности, знакомит монография [3], где описаны этапы развития отечественного балетного искусства, даны творческие портреты мастеров русского и советского балета, включая Г.С.Уланову. Если судить уже по названию книги, творчество, в том числе Г.С.Улановой, оценивается искусствоведами как этапное.

Мнение коллег - профессионалов для любого мастера является важным и добиться в любой деятельности их признания нелегко. Марго Фонтейн “...была в слезах. “Это магия, - сказала она. - Теперь мы знаем, чего нам не хватает. Я не могу даже пытаться говорить о танцах Улановой ... я не нахожу слов.” [1, с.210]. “А.Хаскелл ... вспоминает, что после спектакля М.Кшесинская попросила подойти к Галине Улановой и передать ей восхищение её мастерством” [8, с.410 (прим. к с.284)]. Рудольф Нуриев “...танцевал Принцев как людей с романтическим воображением. Так умела танцевать женские партии в балете только Галина Уланова, ею он восхищался всегда, и, где бы она ни останавливалась, приезжая на Запад, в её номере отеля всегда стояли цветы, присланные им...” [9, с.251]. Ольга Лепешинская, отвечая на один из вопросов в телеинтервью, сказала, что знает только одну балерину, которую она без каких-либо оговорок относит к гениальным - Галину Уланову.

Обычно слово “гений” используется для характеристики мастера, который сделал в своей сфере деятельности определённые открытия. В науке это будут научные открытия, в искусстве - художественные. При этом имеется в виду, что уровень глубины, новизны и содержательности этих открытий таков, что они повлияли, в том числе, на саму профессию мастера. А именно, раздвинули профессиональные рамки-возможности ремесла и усовершенствовали его язык. После чего работать в профессии полностью как раньше уже, собственно, не представляется возможным. Возникает вопрос о каких новых задачах и возможностях, в данном случае в балете, идёт речь.

Творчество Г.С.Улановой приходится на время, когда развитие балетного искусства от классического танца через хореодраму шло к симфоническому танцу. На этом пути сравнительно молодое ещё искусство классического балета вышло за рамки искусства красивых поз, утонченных движений и настроений, обрело свою зрелость и освоило новые инструменты выразительности. Балет стал, в том числе, балетным театром и занял почётное равное место среди литературы, театра, изобразительного искусства. Через создание цельного художественного образа балетному театру стали доступны самые внутренние и потаённые движения человеческой души и её страстей. В частности, слова “В тёплом мраке его картин сияют драгоценные камни ... - и лицо человека; но прежде всего и выше всего - тревожная и ужасная, тоскующая и невыразимая душа человека”, сказанные о картинах Рембрандта [10, с.537], можно адресовать лучшим произведениям балетного театра.

Создание балетного театра является результатом труда многих людей: хореографов, балетных артистов, композиторов, художников. Их достижения вошли в плоть и кровь современного балета и без них он уже немыслим. Полное и последовательное использование и раскрытие возможностей балетного театра связано, в том числе, с именем Г.С.Улановой, для которой именно метод балетного театра явился наиболее близким и естественным [1], [3], [11]. Этот мощный метод художественного выражения получил в её лице одного из своих самых благодарных и умелых последователей и энтузиастов. В том, что этот метод получил признание и сформировал лицо современного балета, есть немалая доля работы Г.С.Улановой.

“Поправляя этюд ученика, Брюлов в нескольких местах чуть тронул его, и ... этюд вдруг ожил. “Вот, чуть-чуть тронули, и всё изменилось”, сказал один из учеников. “Искусство начинается там, где начинается чуть-чуть”, сказал Брюлов, выразив этими словами самую характерную черту искусства.” [12, с.127]. В таком “чуть-чуть” и суть метода балетного театра: в мельчайших деталях, в нюансах, в выразительных полужестах, в осмысленном “окрашивании” рисунка роли. За подробностями можно обратиться, в частности, к [1], [5], [13],[14].

Но всё это не позволяет пока с необходимой полнотой уяснить суть и место работ мастера балета и балетного театра Г.С.Улановой. Дело в том, что на балетной сцене всегда работает и работало немало одарённых мастеров, великолепных знатоков балетной техники, а также отменных артистов балетного театра. Кстати, даже простой пересказ дуэта Ольги Лепешинской, чьи слова упоминались ранее, и Алексея Ермолаева в балете “Мирандолина” [15, с.202-211] вызывает и поныне интерес и волнение.

Обратимся к вопросу о прагматической цели, содержательности и роли искусства. Возможно является корректным и содержательным рассматривать искусство, в том числе, и как науку. Причем такую науку, которая изучает жизнь, дыхание и движения человеческой души и обладает специфическими методами их познания и отображения. Тогда, как и в обычной науке, тем кто понял и осознал законы взаимодействия самых внутренних и базовых душевных сил, тем кто нашел, понял, увидел, отобразил и тем самым сделал найденное понятным и другим, принадлежит самое искреннее уважение и восхищение его открытиями. И чем более глубокие всеобщие законы существующие и определяющие движение, жизнь и дыхание самых светлых тайников человеческой души он нашёл, верно понял и отобразил, тем большее уважение, понимание, признательность и любовь вызывает такой художник. При этом даже самый мощный творческий метод не самоценен. Он ценен только теми результатами, которые им были получены или могут быть получены при его умелом применении.

“Художник увидел, понял, поставил перед глазами, и видят все, до сих пор слепые. Маленький слепой щенок, тыкающий мордочкой направо и налево и, растопырив слабые лапки, не находящий молока, когда чья-нибудь рука возьмёт за шиворот и сунет его в блюдечко и он, успокоенный, начнет лакать молоко, должен чувствовать такую же благодарность, какую чувствует наше сердце, сердце человека толпы, открывающего новый мир чужими глазами и трудом. ... Часто один мощный художественный образ влагает в нашу душу более, чем добыто многими годами жизни;... Отсюда и благодарность, отсюда и [цветы и лавры], которые мы подносим, и осыпаем людей, одарённых ... властью раскрывать наше сердце и влагать в него новые миры.” [16 ,с.353].

“На сцене появилась Уланова, и я тотчас же позабыл все наставления... я переживал нечто такое, что ни шло в сравнение с нашими обычными впечатлениями от искусства. Романтическая история была забыта, пасторальные декорации и сказочные одежды померкли, и я весь оказался во власти многовековой правды. Я сам как бы стал участником безмерно печальной истории о счастье и горестях Жизели ... В середине первого акта что-то случилось с моим фотоаппаратом: изображение Улановой стало расплываться. В отчаянии я старался навести фокус, но изображение по-прежнему оставалось туманным. И вдруг я понял, что аппарат тут ни при чём: мне мешали смотреть слёзы. Изо всех сил я старался подавить волнение и сосредоточиться, но старания мои были тщетны. Чтобы снимать, нужно было смотреть на Уланову, а глядя на неё, я почти не мог фотографировать. Я сделал всё, что только было возможно при подобных обстоятельствах...” [4а, с.72-76], уточнено по [4б, p.62].

Критик Айрис Морли: “Уланова ... создаёт ... такую непреодолимую иллюзию поэзии, нежности и огня, что весь зрительный зал принимает её с тем бесспорным обожанием, какое только дети с богатым воображением оказывают принцессе из сказки. ... Чистота, правда и грация исходят от неё, как свет от звезды, и создают образ, который вызывает абсолютное доверие. Всё, что она делает, - правда. Она действительно Жизель, или Джульетта, или Золушка.” [5, с.140].

Что может чувствовать человек и зритель когда перед ним возникает любовь? Большая, а потому немного нескладная и неловкая. Простая, искренняя и доверчивая. Робкая и трогательная. Любой может найти в эмоциональной памяти моменты, когда схватывает горло и в нём застревает комок. Когда с надеждой рядом поселяется тревога, когда душевная боль и тяжесть превосходит всё, что может только прийти извне. И когда тепло сияния любви оживляет самые романтичные, поэтичные стороны человеческой души и она начинает чувствовать другие души как себя. И как-то незаметно приходит понимание того, что всё что-нибудь стоящее и осмысленное в мире связано только с любовью. А всё, что идет из несветлых душевных тайников - это от её отсутствия и пустоты и - бессмысленно. Что любовь она и есть любовь. И что собственно только благодаря ей человек становится человеком и обретает смысл жизни. И что ничто не сможет сокрушить человека, внутри которого зажёгся и мерцает огонёк поддерживающий и питающий чувство человеческого достоинства. И наступает осознание того простого факта, кстати, опасного для всех властей предержащих, что во всех обстоятельствах главное человеку - оставаться и быть человеком. Просто хотя бы потому, что звучит это достойно и красиво. ([1], [3], [5])

Зритель, уходя с выступлений Г.С.Улановой, уносил с собой понимание некоторых такого рода вещей навсегда, хотя, быть может, и в небольшой степени. Что с того? Всё. Просто добра, красоты и их понимания в мире прибавлялось и становилось больше.

Библиография к предисловию

[1] Б.А.Львов-Анохин. Галина Уланова. М., Искусство. 2-е изд. 1984. 352с.

[2] Т.В.Агафонова. Мир Улановой //Сб. сцен. док. телефильмов “О прошлом память сохрани ...”. М., Искусство. 1984. С.48-65.

[3] Н.Ю.Чернова. От Гельцер до Улановой. М., Искусство. 1979. 240с.

[4а] А.Кан. Дни с Улановой. [Альбом]. М., Иностр. Лит. 1963. 232с.

[4б] A.E.Kahn. Days with Ulanova. An intimate portrait of the legendary russian ballerina. N.Y., Simon and Schuster. 1978 (1962). 240p.

[5] В.М.Богданов-Березовский. Галина Сергеевна Уланова. М., Искусство. 2-е изд. 1961. 212с.

[6] А.Л.Волынский. Книга ликований. Азбука классического танца. М., “Артист.Режиссёр. Театр.” 1992. (С изд. 1925г.) 304с.

[7] “Уланова Г.С.” //Русский балет. Энциклопедия. М., Большая Российская энциклопедия /Согласие. 1997. С.467-469; “Уланова Г.С.“ //А.Б.Деген, И.В.Ступников. Ленинградский балет. 1917-1987. Словарь-справочник. Л., Сов. Комп. 1988. С.195-197.

[8] М.Ф.Кшесинская. Воспоминания. М., “Артист.Режиссёр.Театр.” 1992. 416с.

[9] “Рудольф Нуриев” //В.Я.Вульф. Идолы-”звёзды”-люди. М., Искусство. 1995. С.238-253.

[10] К.Чапек. Картинки Голландии. Собр. соч. в 5 т. М., Худож. Лит. 1959. Т.2. С.505-538.

[11] G.S.Ulanova. The making of a ballerina. M., Foreign languages publ. house. 1955. 56p.

[12] Л.Н.Толстой. Что такое искусство? Полн. собр. соч. М., Худож. Лит. 1951. Т.30. С.25-203.

[13] “Ромео и Джульетта” //Д.А.Черкасский. Записки балетомана. М., “Артист.Режиссёр. Театр.” 1994. С.75-98.

[14] Ф.В.Лопухов. Хореографические откровенности. М., Искусство. 1972. 216с.

[15] “Алексей Ермолаев”. Сборник статей. М., Искусство. 1974. 232с.

[16] В.М.Гаршин. Заметки о художественных выставках (1887). Сочинения. М., Худож. Лит. 1955. С.351-364.

Послесловие

“Мне трудно почувствовать сегодняшнего молодого артиста, трудно уже, как педагогу, сделать из цыплёнка курицу. Они другие. Я рассказываю, как понимать роль, какие ассоциации она вызывает, а они говорят - нет, вы покажите, какой жест. А на что жест, если не умеешь думать на сцене? То и дело просят: давайте закончим репетицию пораньше, мне нужно купить машину и достроить дачу. А где мысли об искусстве?” Г.С.Уланова [ 1 ]

“...идеи приходят, когда их страстно ищешь, когда сознание превращается в чувствительный аппарат, готовый зафиксировать любой толчок, пробуждающий фантазию... Откуда берутся идеи? Только из упорных поисков, граничащих с одержимостью. Для этого человек должен обладать способностью мучиться и не утрачивать увлечённости в течении длительного времени. Может быть, для некоторых людей это легче, чем для других, хотя я в этом сильно сомневаюсь.” Ч.С.Чаплин [ 2 ]

“Если художник, не раздумывая, не бросается в глубины творчества, ... не трудится, как рудокоп, засыпанный обвалом,... художник присутствует при самоубийстве своего таланта.” О.Бальзак [ 3 ]

“...ответил своему ученику, который жаловался, что, дескать, очень трудно создавать шедевры живописи. “Ах, мой мальчик, - сказал он, - кабы дело обстояло иначе, то любой лакей малевал бы картины!” О.Бальзак [ 4 ]

***

“В тёплом мраке его картин сияют драгоценные камни... - и лицо человека; но прежде всего и выше всего - тревожная и ужасная, тоскующая и невыразимая душа человека. ...Такая ...ровная ...и разумная страна; ...Там нет гор, но там зияет бездна печали, сияния и ужасающей красоты. Это Рембрандт.” К.Чапек [ 5 ]

“И почему же та же самая природа у другого художника кажется низкою, грязною, а между прочим он также был верен природе. Но нет, нет в ней чего-то озаряющего. Всё равно как вид в природе: как он ни великолепен, а всё недостает чего-то, если нет на небе солнца.” Н.В.Гоголь [ 6 ]

“...цемент, который связывает всякое художественное произведение в одно целое ...есть не единство лиц и положений, а единство самобытного нравственного отношения автора к предмету. В сущности, когда мы... созерцаем... произведение нового автора, основной вопрос, возникающий в нашей душе, всегда такой: “Ну-ка, что ты за человек? И чем отличаешься от всех людей, которых я знаю, и что можешь мне сказать нового о том, как надо смотреть на нашу жизнь?” Л.Н.Толстой [ 7 ]

***

“Быть может, когда-нибудь сделают открытие, что Рембрандт несравненно более великий живописец, нежели Рафаэль. Эти кощунственные слова, способные заставить подняться дыбом волосы на головах всех господ академической школы, я пишу, окончательно не устанавливая своей собственной точки зрения, но с годами я всё больше прихожу к заключению, что правда - это самое прекрасное и самое редкое на свете.” Э.Делакруа [ 8 ]

“...тролль... смастерил зеркало, отражаясь в котором всё доброе и прекрасное почти исчезало, а всё плохое и безобразное, напротив, бросалось в глаза...

...зеркало ...разбилось ...на ...несметное множество осколков ...Некоторые, крошечные ...попадали ... в глаза людям ...И вот человек с осколком в глазу начинал видеть всё навыворот или замечать в каждой вещи одни лишь её дурные стороны, потому что в любом осколке сохранились все свойства целого зеркала. Другим людям осколки проникали прямо в сердце, - и это было хуже всего: сердце тогда превращалось в кусок льда.” Г.Х.Андерсен [ 9 ]

“ ...удивительное свойство всякого истинного таланта, ...что талант ... заставляет его любить то, что достойно любви, и ненавидеть то, что достойно ненависти. Художник только потому и художник, что он видит предметы не так, как он хочет их видеть, а так, как они есть.” Л.Н.Толстой [ 10 ]

“Главная польза от чтения великих писателей не имеет отношения к литературе ...[книги] не дают нам стать “истинно современными людьми”. ... литература - вечная, классическая литература - непрерывно напоминает нам о немодных истинах, уравновешивающих те новые взгляды, которым мы могли бы поддаться. ...Великие писатели не отдали должного нашим модным поветриям не потому, что до них не додумались, а потому, что додумались и до них, и до всех ответов на них. ...Никто не сомневается, что великие писатели прошлого - скажем, Шекспир - не исповедывали этой веры [Ницше] потому, что до неё не додумались. Но откройте последний акт “Ричарда III”, и вы найдете не только всё ницшеанство - вы найдете и самые термины Ницше. Ричард-горбун говорит вельможам:

...Что совесть? Измышленье слабых духом,

Чтоб сильных обуздать и обессилить.

Шекспир не только додумался до ницшеанского права сильных - он знал ему цену и место. А место ему - в устах полоумного калеки накануне поражения.

... не надо думать, что старые классики не видели новых идей. Они видели их;... Не надо думать, что та или иная мысль не приходила великим в голову: она приходила и находила там много лучших мыслей, готовых выбить из неё дурь.” Г.К.Честертон [ 11 ]

***

“Не родился ещё такой человек, который, подобно мне, был бы столь склонен любить людей.” Микеланджело Буонарроти [ 12 ]

“Истинная любовь всегда облекается в оболочку стыдливости, она страшится пышных выражений, ибо и без того красноречиво заявляет о cебе...” О.Бальзак [ 13 ]

“...Я не хочу хвалить любовь мою,-

Я никому её не продаю!” В.Шекспир [ 14 ]

“Любить вообще значит делать доброе. Так мы все понимаем и не можем иначе понимать любовь. И любовь не есть только слово, но есть деятельность, направленная на благо других.” Л.Н.Толстой [ 15 ]

“Неустанный труд - основной закон искусства и жизни,... Поэтому великие художники, подлинные поэты не ожидают ни заказов, ни заказчиков, они творят сегодня, завтра, всегда. Отсюда вытекает привычка к труду, постоянная борьба с трудностями, на котором зиждется вольный союз художника с Музой, с собственными творческими силами.” О.Бальзак [ 16 ]

“Любовь - только тогда любовь, когда она есть жертва собой. Только когда человек отдаёт ... своё время, свои силы, ... свою жизнь - только это мы признаём все любовью и только в такой любви мы все находим благо, награду любви. И только тем, что есть такая любовь в людях, только тем и стоит мир.” Л.Н.Толстой [ 17 ]

*

Когда-то Парис вручил только одной из богинь, да ещё за взятку, яблоко с надписью “Прекраснейшей” и это послужило тогда началу Троянской войны, [ 18 ]. Поступательное развитие человечества позволило решить ряд важнейших проблем и определиться с именами тех прекрасных дам, кому такого рода яблоки принадлежат не только по полному праву, но и мешками. Безусловно, что то же относится и ко всем предисловиям-послесловиям написанных к их книгам, существующим, равно несуществующим.

Что касается замечания относительно мешков, то оно является не общей, но чисто количественной характеристикой и приводится здесь только как частный факт, дающий хотя бы некоторое представление об истинной ценности таких дам - “тёплым светом мерцающих бриллиантов чистейшей воды”.

Библиография к послесловию

[1] Г.С.Уланова. Из выступления //Независимая газета. 24.06.1997, № 114. С.7.

[2] Ч.С.Чаплин. О себе и своём творчестве. Т.1. Автобиография. М., Искусство. 1990. С.157.

[3] О.Бальзак. Кузина Бетта. Собр. соч. в 28 т. М., Голос/Колокол-пресс. 1997. Т.17-18. С.204.

[4] О.Бальзак. Мелкие буржуа. Собр. соч. в 28 т. М., Голос/Кампана. 1997. Т.16. С.345.

[5] К.Чапек. Картинки Голландии. Собр. соч. в 5 т. М., Худож. Лит. 1959. Т.2. С.537-538.

[6] Н.В.Гоголь. Портрет. Полн. собр. соч. М., Акад. Наук СССР. 1938. Т.3. С.88.

[7] Л.Н.Толстой. Предисловие к сочинениям Гюи де Мопассана. Полн. собр. соч. М., Худож. Лит. 1951. Т.30. С.18-19.

[8] Дневник Делакруа. М., Акад. Художеств СССР. 1961. Т.1. С.294-295.

[9] Снежная королева //Г.Х.Андерсен. Сказки и истории. М., Худож. Лит. 1955. С.188-189.

[10] Л.Н.Толстой. Предисловие к сочинениям Гюи де Мопассана. Полн. собр. соч. М., Худож. Лит. 1951. Т.30. С.20.

[11] О чтении (1907) //Г.К.Честертон. Писатель в газете: Худож. публицистика. М., Прогресс. 1984. С.259-261.

[12] Микеланджело. Поэзия.Письма.Суждения современников. М., Искусство. 1983. С.37.

[13] О.Бальзак. Мелкие буржуа. Собр. соч. в 28 т. М., Голос/Кампана. 1997. Т.16. С.327.

[14] В.Шекспир. Cонет XXI //Английская поэзия в русских переводах (XIV-XIX века). М., Прогресс. 1981. С.75.

[15] Л.Н.Толстой. Круг чтения. Полное собр. соч. М., Худож. Лит. 1957. Т.41. С.514.

[16] О.Бальзак. Кузина Бетта. Собр. соч. в 28 т. М., Голос/Колокол-пресс. 1997. Т.17-18. С.208.

[17] Л.Н.Толстой. О жизни. Полн. собр. соч. М., Худож. Лит. 1936. Т.26. С.392-393.

[18] Мифы в искусстве старом и новом. (По Рене Менару). М., Современник. 1993. (С изд. 1899г.) С.206-208.

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика