Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

Пунктир -1

СМЫСЛ  ЖИЗНИ   (О.Ренуар)

Сын художника Огюста Ренуара вспоминал как однажды к отцу пришел молодой газетный интервьюер. Ренуар был тогда уже достаточно пожилым человеком, у него был артрит, пальцы рук из-за болезненного отложения солей не могли уже держать кисть, но все равно кисть привязывали к руке и Ренуар по-прежнему работал, рисовал. Молодой человек проинтервьюировал Ренуара, а потом, разговорившись по душам, захотел все-таки выяснить то, что его сильно озадачило, а именно почему, собственно, дедушка сидит вот и рисует, когда вроде бы продажи одной из его картин уже хватило бы на несколько лет обеспеченной жизни. -"Видите ли" - ответил ему Ренуар - "работать, рисовать - доставляет мне радость”. А, потом, немного призадумавшись, сказал: -“К тому же это еще и мой долг." И добавил, улыбнувшись глядя на молодой организм: -"А если у вас в жизни нет ни радости ни долга, то стоит ли вообще жить?"

 

О  ПРИЗВАНИИ - I   (А.Н.Колмогоров)

-“Понимаете, я окончательно решил выбрать научную работу в области математики в качестве своей основной деятельности довольно поздно. Собственно, тогда, когда у меня уже появились собственные работы. Ведь тогда уже логичность такого пути достаточно ясна: раз дело нужное, у меня оно идет лучше, чем у других, - надо им заниматься. ...математиком я сделался окончательно только тогда, когда убедился в том, что дело это у меня идет хорошо, а совершенно неизвестно, какое-нибудь другое дело пошло бы или нет.“ Беседа с А.Н.Колмогоровым. //Явление чрезвычайное. Книга о Колмогорове. М., ФАЗИС-МИРОС. 1999, С.185.

 

КЛАССИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА   (Г.К.Честертон.)

“Главная польза от чтения великих писателей не имеет отношения к литературе ...[книги] не дают нам стать “истинно современными людьми”. ... литература - вечная, классическая литература - непрерывно напоминает нам о немодных истинах, уравновешивающих те новые взгляды, которым мы могли бы поддаться. ...Великие писатели не отдали должного нашим модным поветриям не потому, что до них не додумались, а потому, что додумались и до них, и до всех ответов на них. ...Никто не сомневается, что великие писатели прошлого - скажем, Шекспир - не исповедовали этой веры [Ницше] потому, что до неё не додумались. Но откройте последний акт “Ричарда III”, и вы найдете не только всё ницшеанство - вы найдете и самые термины Ницше. Ричард-горбун говорит вельможам:

...Что совесть? Измышленье слабых духом,
Чтоб сильных обуздать и обессилить.

Шекспир не только додумался до ницшеанского права сильных - он знал ему цену и место. А место ему - в устах полоумного калеки накануне поражения.

... не надо думать, что старые классики не видели новых идей. Они видели их;... Не надо думать, что та или иная мысль не приходила великим в голову: она приходила и находила там много лучших мыслей, готовых выбить из неё дурь.” О чтении (1907) //Г.К.Честертон. Писатель в газете: Худож. публицистика. М., Прогресс. 1984. С.259-261; То же: Г.К.Честертон. Собр. соч. в 5ти томах. Санкт-Петербург, Амфора, 2000, Т.5, С.440 -443.

 

Духовное богатство     (В.С.Розов)

“... Я так уж с детства воспитан, что духовные, нравственные ценности —не только главное богатство человека, а главная радость его существования. ...В моей пьесе “В поисках радости” говорится, что есть радости, а есть удовольствия. Удовольствия хорошее дело, но их можно купить за деньги. ...Но есть радости, которые не купить ни за какие деньги.” Интервью //Розов В.С. Собр. соч. в 3х томах. М., ОЛМА-ПРЕСС, 2001. С. 482.

 

ПРОФЕССИОНАЛ  О СВОЕЙ РАБОТЕ

 —“...идеи приходят, когда их страстно ищешь, когда сознание превращается в чувствительный аппарат, готовый зафиксировать любой толчок, пробуждающий фантазию... Откуда берутся идеи? Только из упорных поисков, граничащих с одержимостью. Для этого человек должен обладать способностью мучаться и не утрачивать увлеченности в течении длительного времени. Может быть, для некоторых людей это легче, чем для других, хотя я в этом сильно сомневаюсь.” Ч.С.Чаплин. О себе и своём творчестве. Т.1. Автобиография. М., Искусство. 1990. С.157.

—“Если художник, не раздумывая, не бросается в глубины творчества, ... не трудится, как рудокоп, засыпанный обвалом,... художник присутствует при самоубийстве своего таланта.” О.Бальзак. Кузина Бетта. Собр. соч. в 28 т. М., Голос/Колокол-пресс. 1997. Т.17-18. С.204.

—“...ответил своему ученику, который жаловался, что, дескать, очень трудно создавать шедевры живописи. “Ах, мой мальчик, - сказал он, - кабы дело обстояло иначе, то любой лакей малевал бы картины!” О.Бальзак. Мелкие буржуа. Собр. соч. в 28 т. М., Голос/Кампана. 1997. Т.16. С.345.

 

ИЗ  ФАНТАСТИКИ-I

К.Саймак, "Когда в доме одиноко". «Однажды, когда Старый Моуз Эбрамс бродил по лесу, разыскивая невесть куда запропастившихся коров, он нашел пришельца. Моуз не знал, что это пришелец, однако он понял, что перед ним живое страдающее существо, а Старый Моуз, как бы его за глаза ни осуждали соседи, был не из тех, кто может равнодушно пройти в лесу мимо больного или раненого. На вид это было ужасное создание - зеленое, блестящее, с фиолетовыми пятнами. ... И оно стонало ...» «...Он поднял существо на руки ... оно весило мало. Меньше, чем трехмесячный поросенок, прикинул Моуз. ...» «-Пора мне коров доить да еще кое-что поделать по хозяйству,- сказал он существу, лежащему на кровати. -Но я отлучусь ненадолго.» «-Моуз,- проговорил он, - я ни чем не могу помочь ему. -Но вы же врач! -Я лечу людей, Моуз. ...» «Он смотрел на лежащее перед ним существо, и в нем вдруг вспыхнула ...надежда на то, что оно выздоровеет и будет жить с ним.» [...]

«Оно брело за ним по пятам, наблюдая, как он хозяйничает, и Моуз беседовал с ним, что было несравненно приятнее, чем беседовать с самим собой»

« [отремонтированное] таинственное неземное сооружение стояло в холодном и ярком свете зари. ...-Прощай, друг, - сказал Моуз.- Я буду скучать по тебе. ... Тот протянул ему на прощание конечность и, схватив ее, Моуз почувствовал, что в ней был зажат какой-то предмет, нечто круглое и гладкое, перешедшее из конечности существа в руку Моуза.» [...]

«Тут он вспомнил о предмете, который держал в руке, и поднял к лицу все еще крепко стиснутый кулак. Он разомкнул пальцы - на его ладони лежал маленький хрустальный шарик, ... в этом мерцал живой отблеск далекого огня. Глядя на него, Моуз ощутил в душе такое необыкновенное счастье и покой, какие ему редко случалось испытывать раньше. Словно его окружало множество людей и все они были друзьями.

Он прикрыл шарик рукой, а счастье не уходило - и это было непонятно: ведь ничем нельзя было объяснить, почему он счастлив. Существо покинуло его, он остался без денег, и у него не было друзей, но ему почему-то было хорошо и радостно.

Он положил шарик в карман и проворно зашагал к дому. Сложив трубочкой обветренные губы, он принялся насвистывать, а надо сказать, что давным-давно у него даже в мыслях не было такого желания.

"Может, я счастлив потому, - мелькало у него, - что, прежде, чем исчезнуть, существо все-таки пожало мне на прощанье руку".

А что до подарка то, каким бы он ни был пустяковым, как ни дешева безделушка, ценность ее заключалась в том простом и светлом чувстве, которое она в нем пробудила. Прошло много лет с тех пор, как кто-либо удосужился сделать Моузу подарок.

В бездонных глубинах Вселенной очень одиноко и тоскливо без огонька Друга. Кто знает, когда удастся обрести другого. Быть может он поступил неразумно, но этот дикарь был таким трогательно добрым, таким неловким и так хотел помочь. А тот, чей путь далек и стремителен, должен путешествовать налегке. У него ведь и не было ничего другого, чтобы подарить ему на память.»

См. http://fupm.fizteh.ru/books/fiction/simak.html

 

А здоровенному мрачному ирландцу, космическому такелажнику, О'Маре (в научно-фантастическом цикле “Космический госпиталь” Д.Уайта) где-то в Галактике в космической станции на орбите пришлось четыре недели заботиться об осиротевшем малыше расы ФРОБ с планеты Худлариан. Малыш был единственным уцелевшим в местной аварии. Это была потрясенная шестимесячная кроха, которая, правда, по земным меркам больше походила на боевой порхающий танк среднего класса (по своим размерам, по весу, по форме, по толщине природной брони, да и по характеру). Еще было у него шесть толстых щупалец и голос простуженной пароходной сирены. И вот О'Мара, не зная его языка, безбожно ругаясь и читая справочник, кормил, поил, развлекал, купал и даже лечил малыша, когда тот было прихворнул. Были, естественно, разные трудности. Малыш обедал каждые несколько часов и для этого его нужно было опрыскать питательной смесью. Потом его нужно было выкупать струей воды под давлением в несколько десятков атмосфер и только тогда он с новыми силами начинал продолжать доламывать из обстановки то, что еще не успел сломать до обеда. ...Сдавая малыша в руки, вернее щупальца, его соплеменников, О'Мара еле стоял на ногах от усталости. ...Но несмотря на все его усилия, соплеменники остались очень недовольны обращением О'Мары с их малышом. С их точки зрения, он самым бессовестным образом перекормил и разбаловал их малыша, так что тот теперь уходу своих соплеменников, стал предпочитать общество человека.

См. http://fupm.fizteh.ru/books/fiction/wite.html

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ  ПРОИЗВЕДЕНИЕ (Из дискуссии: как его оценивать)

—“В тёплом мраке его картин сияют драгоценные камни... - и лицо человека; но прежде всего и выше всего - тревожная и ужасная, тоскующая и невыразимая душа человека. ...Такая ...ровная ...и разумная страна; ...Там нет гор, но там зияет бездна печали, сияния и ужасающей красоты. Это Рембрандт.” К.Чапек. Картинки Голландии. Собр. соч. в 5 т. М., Худож. Лит. 1959. Т.2. С.537-538.

—“И почему же та же самая природа у другого художника кажется низкою, грязною, а между прочим он также был верен природе. Но нет, нет в ней чего-то озаряющего. Всё равно как вид в природе: как он ни великолепен, а всё недостает чего-то, если нет на небе солнца.” Н.В.Гоголь. Портрет. Полн. собр. соч. М., Акад. Наук СССР. 1938. Т.3. С.88.

—“...цемент, который связывает всякое художественное произведение в одно целое ...есть не единство лиц и положений, а единство самобытного нравственного отношения автора к предмету. В сущности, когда мы... созерцаем... произведение нового автора, основной вопрос, возникающий в нашей душе, всегда такой: “Ну-ка, что ты за человек? И чем отличаешься от всех людей, которых я знаю, и что можешь мне сказать нового о том, как надо смотреть на нашу жизнь?” Л.Н.Толстой. Предисловие к сочинениям Гюи де Мопассана. Полн. собр. соч. М., Худож. Лит. 1951. Т.30. С.18-19.

 

О  ПОДХОДЯЩЕМ ПОДАРКЕ   (отрывок)

...Немецкий кинорежиссер Вим Вендерс снял когда-то фильм "Алиса в городах", черно-белый, близкий документальным лентам. Начинается он с поездки немецкого журналиста по Америке. Осень, асфальт дорог, мелькание дорожной рекламы, отели-близнецы, телевизионная реклама, одиночество и опять дорога и реклама. Он должен написать серию очерков, но увиденное вызывает в нем отчужденность и неприятие. С дорожными фотографиями, но так и не начав писать, он возвращается в Европу и тут на его попечении остается соседка по самолету - девочка подросток Алиса. Ее мать из-за личных неурядиц отстает в Нью-Йорке, просит приглядеть за дочерью и обещает нагнать их вот-вот. Вот и приходится ему теперь искать Алисину бабушку, руководствуясь только туманными воспоминаниями Алисы. Опять дороги, гостиницы и дымные индустриальные пейзажи Вупперталя и Рурской области.

Алиса  -  девочка несколько прожорливая, недоверчиво все оценивающая, твердо стоящая на ногах, считающая глупостями как журналистскую работу, так и все заумные страхи-рефлексии и законно требующая обязательную вечернюю сказку.

Едут, деньги на исходе, обращение к полиции, но девочка оттуда убегает ("Они хотели покормить меня бутербродом!") и опять совместные поиски. Дом бабушки находят (там живут другие), но их разыскивает полиция и сообщает им адрес уже нашедшихся матери и бабушки. И вот они едут туда в купе поезда. Заключительные кадры - это долгая панорама сверху берега Рейна, вдоль которого бежит их поезд.

Стоит упомянуть, что творческий кризис у журналиста окончился. А так как у него не осталось денег даже на поезд, пришлось уж Алисе подарить ему свою единственную крупную купюру денег из своего еще задолго до этих событий предусмотрительно сделанного запаса на крайний случай.

"Алиса в городах" снята в 1973 году. Фильм "Земляничная поляна" снят шведом Ингмаром Бергманом в 1957 году.

Это тоже черно-белая лаконичная лента и тоже автодорога. По ней профессор Борг поедет в один из известных шведских университетов для получения почетной степени. Он - врач, когда-то практикующий в сельской местности, а потом исследователь. В попутчиках у него оказываются трое симпатичных молодых людей (двое парней и девица), путешествующих автостопом и подменяющие его вести машину. Молодые люди напомнят ему о своей молодости. Он изменит поэтому немного свой маршрут и посетит свою мать в большом пустом холодном доме, потом посидит и сорвет несколько ягод на своей земляничной поляне и обратится к воспоминаниям своей жизни... Потом он вспомнит своего сына, повторяющего его жизненный путь, а потом... И как раньше не было у него сил (умения, желания?), чтобы изменить что-либо в жизни, так и сейчас - тоже. Поэтому он попытается отгородиться от всего этого и возвратиться вновь к своему академическому спокойствию (равнодушию, безразличию?), но на этот раз никто как-то вот не собрался ему в этом помочь. Сначала он встретит своих пациентов уже с внуками, которые не только оказывается его хорошо помнят, но и очень даже рады его видеть и приглашают его приехать вновь. Ну а трое его новых знакомых даже отложат на немного свой поход по Европе, с тем чтобы исполнить ему вечером свою торжественную серенаду в честь нового почетного доктора ("Папа Борг, ты выглядел великолепно!") Будет горделиво светиться экономка профессора Борга приехавшая  для присутствия на средневеково-торжественном заседании в университете. И повезет вдруг взрослому сыну профессора Борга приехавшего с женой. Его суровый папаша проявит вдруг ни с того ни с сего к нему участие, отличное от нуля, и возможно, что это тут же явилось катализатором для разрешения казалось бы неразрешимого наступающего кризиса в его семейной жизни. Повезет поэтому и невестке профессора Борга. Но возможно, что профессору Боргу повезет все же больше других. В этот вечер впервые за много лет он будет почему-то по-настоящему счастлив.

Книгу "Винни-Пух и его друзья" англичанин Аллан Александр Милн написал в 1926 году. В ней в одной из глав друзья дарили серому ослику Иа подарки. Маленький поросенок Пятачок бежал подарить ему воздушный шарик. Бежал он очень быстро, а потому упал и шарик лопнул.

«-Да, Иа, - сказал Пятачок, слегка хлюпая носом. - Вот он ...  И он подал Иа-Иа резиновую тряпочку.

-Это он? - спросил Иа, очень удивленный. Пятачок кивнул.

- Мой подарок? - Пятачок снова кивнул.

-Шарик?

- Да.

-Спасибо, Пятачок, - сказал Иа. - Извини, пожалуйста, - продолжал он, - но я хотел бы спросить, какого цвета он был, когда ... когда он был шариком?

- Красного.

-Подумать только! Красного ... Мой любимый цвет, - пробормотал Иа-Иа про себя. - И какого размера?

- Почти с меня.

-Да? Подумать только, почти с тебя! ... Мой любимый размер! - грустно сказал Иа-Иа себе под нос. - Так, так ... »

Тут появился медвежонок Винни-Пух со своим подарком для ослика - пустым горшочком  (без меда, но с поздравительной надписью).

«- Я принес тебе подарочек, - продолжал Пух [издалека] радостно.

- Есть у меня подарочек, - отвечал Иа-Иа. Тем временем Пух перебрался через ручей и подошел к Иа-Иа. Пятачок сидел немного поодаль, хлюпая носом... »

«Иа-Иа, увидев горшок, очень оживился. -Вот это да! -закричал он. - Знаете что? Мой шарик как раз войдет в этот горшок... »

«-Это другие шары не входят, а мой входит, - с гордостью сказал Иа-Иа. - Гляди, Пятачок! - Пятачок грустно улыбнулся, а Иа-Иа схватил свой бывший шарик зубами и осторожно положил его в горшок, потом он достал его и положил на землю, а потом снова поднял и осторожно положил обратно... »

«Но Иа-Иа ничего не слышал. Ему было не до того: он то клал свой шар в горшок, то вынимал его обратно, и видно было, что он совершенно счастлив. »

....

Эти факты показывают всю сложность построения строгой общей научной математической Теории Подходящего Подарка (сокращенно ТПП) и, наверное, поэтому она еще очень далека от завершения.

 

ЛЮДИ И  ЖИВОТНЫЕ   (Дж.Хэрриот)

Джеймс Хэрриот - английский ветеринар из небольшого городка в Йоркшире. Лет 30 назад он сел и написал книгу, а потом еще пять, содержащие только реальные случаи из его практики. О котах, о собаках, о лошадях, о свиньях, о козах, об овцах, о коровах ... И о людях.

 

[1] Дж.Хэрриот. И все они - создания природы. М., Мир. 1989. С.201-207. [У ветеринара был вызов по поводу очень серьезной болезни очень хорошего кота по имени Фред.]

-Вот так Уолт Барнетт и живет,- философствовал я, садясь в машину. -Среди страха и ненависти.- О его безжалостности в городке ходили легенды, и, хотя она, бесспорно, принесла ему богатство, никакой зависти он у меня не вызывал.

...Не зная, что сказать, я беспомощно смотрел, как затряслись тяжелые плечи, а сквозь толстые пальцы поползли слезы. Потом, не отнимая рук, Уолт Барнетт буркнул: -Он мне другом был.- Что я мог ответить? В комнате повисла гнетущая тишина. Вдруг он поднял голову и поглядел на меня с вызовом. -Знаю, чего вы думаете. Уолта Барнетта голыми руками не возьмешь, а он нюни из-за дохлого кота распускает. Обхохочешься! Будете потом ржать до упаду.-

Ему искренне казалось, что, проявив такую, по его убеждению, постыдную слабость, он должен неминуемо упасть в моих глазах. И конечно, не поверил бы, что с этого дня у меня появилось к нему какое-то уважение.

 

[2] Дж.Хэрриот. О всех созданиях - больших и малых. М., Мир. 1987. С.115-122. ...-Ну, не совсем. Просто автор статьи утверждает, что для фермера скотина - только источник дохода, чем все и определяется, а об эмоциях, о привязанности не может быть и речи. ...

-По-моему, мелкие фермеры действительно привязываются к своим животным по-настоящему, но вряд ли можно сказать то же самое о хозяине большого стада.

...Ферма, на которую я ехал ... старый Джон Скиптон осуществил невозможное и из неграмотного батрака стал богатым землевладельцем.

Чудо это досталось ему нелегко: за спиной старика Джона была долгая жизнь, полная изнурительного труда, который убил бы любого другого человека, -жизнь, в которой не нашлось места ни для жены, ни для семьи, ни для малейшего комфорта. ... Победа осталась за ним, но, по мнению некоторых, одерживая ее, он сам оказался побежденным. ... Поговаривали ли, что самый бедный из его работников ест, пьет и одевается куда лучше, чем он сам.

...На этот звук в нашу сторону обернулись две лошади. Они стояли рядом на галечной отмели, там, где зеленый дерн переходил в маленький пляж. Головы их были обращены в противоположные стороны, и обе ласково водили мордой по спине друг друга, а потому не заметили нашего приближения. Высокий обрыв на том берегу надежно укрывал это место от ветра, а справа и слева купы дубов и буков горели золотом и багрецом в лучах осеннего солнца.

-Отличное у них пастбище, мистер Скиптон, -сказал я. -Да, в жару им тут прохладно, а на зиму вон для них сарай, -и он указал на приземистое строение с толстыми стенами и единственной дверью. -Хотят - стоят там, хотят - гуляют.

Услышав его голос, лошади тяжело затрусили к нам ... Кобыла когда-то была каурой, а мерин - буланым, но их шерсть настолько поседела, что теперь оба они выглядели чалыми. ...

Тем не менее с Джоном они повели себя прямо-таки игриво: били передними копытами, потряхивали головой, нахлобучивая ему кепку на глаза.

-А ну отвяжитесь! -прикрикнул он на них. -Совсем свихнулись на старости лет!- Но он рассеянно потянул кобылу за челку, а мерина потрепал по шее. -Когда они перестали работать? -спросил я. -Да лет эдак двенадцать назад.

-Двенадцать лет назад!- Я с недоумением уставился на Джона. -И с тех пор они все время проводят тут?

-Ну да. Отдыхают себе, вроде как на пенсии. Они и не такое заслужили.- Старик помолчал, сгорбившись, глубоко засунув руки в карманы куртки. -Работали хуже каторжных, когда я работал хуже каторжного.- Он поглядел на меня, и я вдруг уловил в белесо-голубых глазах тень тех мучений и непосильного труда, который он делил с этими лошадьми.

... я оглянулся и увидел далеко внизу обеих лошадей. Они вернулись на отмель и затеяли игру - тяжело гонялись друг за другом, разбрызгивая воду. Темный обрыв служил отличным фоном для этой картины, подчеркивая серебряный блеск реки, бронзу и золото деревьев, сочную зелень травы.

...-Пенсионеров, значит, навещали? Ну уж старый Джон туда дорогу хорошо знает! -Он часто к ним туда ходит?

-Часто? Да каждый божий день! Хоть дождь, хоть снег, хоть буря, он туда ходит, ни дня не пропустит. И обязательно чего-нибудь с собой прихватит - мешок зерна или соломки им подстелить. -И так целых двенадцать лет? -Ага. Ну не удивительно ли ...-Вы правы, -сказал я. -Удивительно.

Но насколько удивительно, я сообразил только на обратном пути домой. Мне вспомнился утренний разговор с Зигфридом, когда мы решили, что фермер, у которого много скотины, не способен испытывать привязанность к отдельным животным. Однако за моей спиной в коровниках и конюшнях Джона Скиптона стояли, наверное, сотни голов рогатого скота и лошадей.

Так что же заставляет его день за днем спускаться к реке в любую погоду? Почему он окружил этих двух лошадей покоем и красотой? Почему он дал им довольство и комфорт, в которых отказывает себе? Что им движет? Что, как не любовь?

 

[2, С.107-111] - Сразу видно, что свиньи вам нравятся! - сказал мистер Уорли когда я бочком вошел в закуток. -Неужели? -А как же! Мне с первого взгляда ясно. Вот вы зашли тихо, по-хорошему, почесали Принцессе спинку, поговорили с ней, и я сразу подумал: "Этому молодому человеку свиньи нравятся!"...Тем временем я осторожно пробирался мимо Принцессы, не зная, как она воспримет мою дерзость. Это была внушительная зверюга, а матери с молочными поросятами нередко набрасываются на чужаков. ... При виде разинутой пасти дюжей, свирепо хрипящей свиньи я всегда обретаю удивительную резвость. ...[Но она позволила] мне спокойно осмотреть ее ногу. -Ага, ага, та самая,- тревожно сказал мистер Уорли. -Утром она просто наступить на нее не могла.

...и смазал больное место нашей универсальной успокаивающей дегтярной мазью, а мистер Уорли все это время стоял на коленях возле головы Принцессы, поглаживал ее и что-то ласково ворковал ей на ухо. Слов я не разбирал. А может быть, он изъяснялся на свином языке, потому что Принцесса словно бы отвечала ему тихим похрюкиванием. Во всяком случае это сработало лучше всякой анестезии. ...

...внушительный толстяк, подойдя к нам, объявил: - Мы хотели бы выпить чаю. Мистер Уорли негодующе поглядел на него: - И выпьете, мистер! Когда я освобожусь. У меня с этим джентльменом важный разговор.

Повернувшись к нему спиной, он начал подробно расспрашивать меня, как еще можно полечить ногу Принцессы. Толстяк явно растерялся, и я хорошо его понимал. На мой взгляд, мистер Уорли мог проявить больше такта - ведь, в конце-то концов, он как владелец гостиницы был обязан поить и кормить людей. Однако, узнав его покороче, я понял, что главным для него были свиньи, а все остальное относилось к числу досадных помех. ...

 

 [1, С.174-184] ...Я следил за ним без всякого удивления. В этом был весь Джек. И к людям, и к животным на своей ферме он питал нежнейшую привязанность, не делая никаких исключений, и чувство это, видимо, было взаимным ... Он еще не договорил, как над верхней створкой возникла колоссальная морда. В этом стойле помещался бык, и крупный шотгорн возжелал выразить хозяину свое почтение.

Он принялся лизать Джеку затылок шершавым языком, сдвигая кепку ему на глаза. Когда это повторилось несколько раз Джек запротестовал: -Хватит тебе, Джордж, не чуди!- А сам изогнулся и почесал могучую шею.

На морде Джорджа было чисто собачье выражение, довольно странное для быка. Он упоенно лизался и тыкался носом, словно не слыша увещеваний хозяина. Такой бычище на многих фермах был бы потенциальным убийцей, но для Джека Джордж оставался милым теленком. ...

- Теленок этот, мистер Хэрриот,- начал Джек. но тут же радостно кивнул на голубя, который опустился на конек коровника,- Черт подери, а вид у него получше стал. Я за ним давно приглядываю. До того исхудал, только кости да кожа остались. а теперь вон как потолстел! Я про себя улыбнулся - заботливость Джека простиралась даже на голубей.

 

О  ПРИЗВАНИИ - II  (фантастический рассказ Р.Шекли “Форма”)

Жили где-то в космической дали удивительные существа гломы. Жили они в суровой космической империи на сотни планетах и умели принимать любые формы, какие только душе угодно. Каждому, правда, разрешалось принимать только одну свою форму, форму своей касты, которой принадлежал каждый с рождения. Тесно стало гломам у своих звезд и стали они посылать экспедиции на поиски других подходящих планет. А если какая найдет такую, должна была установить космический мост, чтобы ринулись по нему на планету неуязвимые рати гломов. ... И прибыла как-то поздней осенью на Землю  21-я экспедиция из трех гломов. Должны были они мост установить да выяснить куда, собственно, первые двадцать экспедиций на Землю делись. ... И выяснилось вскоре, что дезертировали все гломы до единого, да и остались жить на Земле. Много здесь было всяких форм интересных и  каждый глом  находил ту, что ему была по душе. Вот и Радист из 21-ой, мечтавший стать Охотником, стал собакой и вместе со Штурманом из 19-ой экспедиции, помахивая хвостами,  приступили к увлекательнейшему процессу охоты за мышами. Вот и Штурман из 21-ой, мечтавший быть Мыслителем, превратился в дуб и, наконец, спокойно углубился в свои размышлениями. И пошел командир Пилот, скрепя сердце, один выполнять боевое задание. Проник он к земному ядерному реактору, закрылся там и начал устанавливать аппаратуру для космического моста. Но невеселы были его мысли. “Легко стать Охотником или Мыслителем. А он - Пилот. Пилотирование - его жизнь, его страсть. Чем он будет заниматься? Не удастся ему выдать себя за человека и не стать ему никогда Пилотом космического корабля на Земле.” И пока дверь трещала еще под ударами людей, подошел Пилот к окну перед включением моста, да и от потрясения  чуть  не лишился чувств. ... Была на Земле форма, способная удовлетворить и его желание. Даже его желание! Страстное желание всей касты Пилотов, желание еще более заветное, чем Пилотирование космических кораблей. ... Вошли люди в пустой реакторный  зал, увидели только какую-то брошенную и разбитую аппаратуру, выглянули в окно, но так и не поняли, что видят.

    “А за окном взлетела вверх большая белая птица. Она взмахивала крыльями - неуклюже, но со все возрастающей силой, стремясь догнать улетавшую птичью стаю.”

См. http://fupm.fizteh.ru/books/fiction/forma.html

 

ИЗ  ФАНТАСТИКИ-II    (Ст.Лем)

У Ст.Лема есть научно-фантастический цикл повестей "Кибериада" (У роботов свои сказки). В них действуют, в частности, два металлических робота Трурль и Клапауций - друзья, конструкторы, мастера и соперники. То Трурль создает 9-ти этажную тупую, самодовольную и на редкость злопамятную вычислительную машину, которая считала, что дважды два равно семи. Попытки переубедить ее привели к необходимости спасаться от нее бегством в горы ("Машина Трурля"). А то и создали они такую машину, что слишком успешная работа ее поставила под вопрос существование вообще всей Вселенной ("Как уцелела Вселенная").

В "Ловушке Гарганциана" друзья попали на планету населенную роботами, два правителя которых вели непрерывные войны. Друзья посмотрели на безобразие и нанялись на службу к правителям, предложив повысить боевую мощь армий. Для этого нужно было особо соединить роботов, чтобы становились они единым целым и управлялись единым сознанием возникающим из слияния их отдельных душ. «Вскоре король приказал ... переделать один пехотный взвод. Маленькое это подразделение соединилось духом, крикнуло: "Бей, рубай!"- и, ринувшись с холма на три эскадрона до зубов вооруженных королевских кирасиров под руководством шести преподавателей Академии Генерального Штаба, разнесло их в пух и прах. ...Король ...уверовав в изобретение, велел ...переделать всю армию».

Правда, имели место настораживающие моменты. «Когда одно подразделение соединялось с другим, пропорционально возрастало и эстетическое чувство, достигая максимума на уровне дивизии; стройные ряды такой дивизии способны были броситься по бездорожью в погоне за пестрым мотыльком ...На уровне артиллерийских корпусов проявлялось главным образом тяготение к самым сложным философским проблемам с приобретением сопутствующей рассеяности в поступках.»

Наступил час великой битвы двух королей. «Заиграли трубы с обеих сторон, подавая сигнал к бою. В ответ ...каждая армия начала решительно соединяться целиком. Грозный железный лязг смыкающихся контактов раздался на будущем поле боя, и вместо тысяч танкистов и артиллеристов, летчиков и минометчиков возникли две гигантские души, которые миллионами глаз посмотрели через широкую равнину, стелющуюся под белыми облаками, и наступила минута полной тишины». Ибо с обеих сторон настала кульминация сознания, которую предсказал великий Гарганциан. Большие души существуют по своим законам, а души обеих армий именно и достигли уже космических размеров. «И хотя снаружи сверкала сталь, броня, смертоносные жерла и орудия, внутри воцарился океан снисходительного спокойствия и всеобъемлющей доброжелательности. Стоя так на холмах под не смолкшую еще барабанную дробь, обе армии улыбнулись друг другу.

Трурль и Клапауций как раз всходили на палубу своего корабля, когда свершилось то, к чему они стремились: на глазах королей почерневших от стыда и ярости, обе армии откашлялись, взялись под руки и пошли на прогулку, собирая цветы под проплывающими облаками на поле несвершившейся битвы».

См. http://fupm.fizteh.ru/books/fiction/lem.html

 

О  ЖИВОТНЫХ

[Дж.Даррелл, об экспедиции в горный Камерун, книга "Гончие Бафута" ].

«Обе [жабы] сухолистки сидели на дне корзины ... и глядели на меня с уничтожающим презрением. ...Я построил ...удобную клетку ...разрешал выходить им на прогулку в сад. ...сторожем оказалась красная мартышка Балерина, ...обнаружил, что обе они подошли прямо к обезьяне. Балерина сидела между ними на корточках, нежно их гладила и громко что-то бормотала от удивления и удовольствия, у жаб вид был до смешного довольный, они сидели не шевелясь ...Балерина ужасно привязалась к этим жабам. Видели бы вы, как нетерпеливо она здоровалась с ними по утрам, как нежно гладила и похлопывала, пока они не оставались лежать подле нее без движения как загипнотизированные, как волновалась, когда они забредали слишком далеко ...Она только никак не могла понять, почему у них нет шерсти ...и на ее черном личике явственно читалась тревога. ...Жабы на свой лад тоже привязались к обезьяне, хоть она порой и унижала их достоинство, а это им бывало не по нраву. ...Помню ...я их выкупал, что доставило им немалое удовольствие, а по дороге через сад домой к их мокрым животам прилипли мелкие щепочки ...Это очень огорчило Балерину, ей хотелось, чтобы ее любимицы были всегда были чистенькие и аккуратные. [Балерина, сидя так, что ее задние ноги опирались на одну жабу, держала другую на весу кверху ногами в самом неудобном и унизительном положении], обирала с нее всякий мусор и все время попискивала и повизгивала - что-то объясняла ...Покончив с одной жабой ...принялась за другую. ...Да, в присутствии Балерины сухолисткам никак не удавалось проявлять свое аристократическое высокомерие

 

«Правда, мне однажды пришлось стать свидетелем случая, показывавшего, что пятнистую дворняжку и трехцветную кошку, которые обитали на ферме неподалеку от нас, связывали совершенно особые узы. ...Они не только вместе играли, но вообще предпочитали общество друг друга всему остальному и (этого я больше никогда нигде не наблюдал) отправлялись вдвоем гулять по саду и даже по деревенской улице. Их необычайный союз выдержал самое суровое испытание, какому может подвергнуться дружба. ...Как-то раз [бульдог] Булли настиг пятнистого песика на улице и собрался задать ему хорошую трепку. Хотите верьте, хотите нет, но трехцветная кошка пулей вылетела из дома, пронеслась через сад, выскочила на улицу, ринулась в бой, через пару секунд обратила Булли в бегство и проехала на нем, точно ведьма на помеле, довольно-таки порядочное расстояние! » [Зооэтолог К.Лоренц, книга “Человек находит друга.”]

 

В клетках биологической лаборатории жили ручные белые мышки, белые крысы и морские свинки. Однажды утром дверца в клетку одной из белых крыс оказалась открытой. Сама она открыть ее не могла: не дотягивалась изнутри до защелки, да ей это и не нужно было: она все равно была на месте. Значит, кто-то забыл ее закрыть. Но так продолжилось и в другие дни. Пришлось заведующему лабораторией, бормоча про рассеянно-вредоносных сотрудников и про нечистую силу, с подозрением глядя на умывающуюся как ни в чем ни бывало белую крысу, повесить замочек на клетку. Это помогло. Но через неделю утром, когда убирали клетки и кормили животных завтраком, обычная серая дикая крыса, не обращая внимание на уборщицу, промчалась через комнату, вскарабкалась к клеткам, юркнула в клетку к белой крысе и прижалась к своей белой подруге, напряженно глядя на людей. В этом взгляде не было страха, а светилась решимость отчаяния. ...От научной работы эта пара зверьков была освобождена насовсем. По-видимому, чтобы было время принимать посетителей заходящих посмотреть лично на них. [по А.Батуеву из книги “Наши меньшие братья”.]

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика