Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

Статьи “О системе обучения в МФТИ” и “Путь к профессии”

1. О системе обучения в МФТИ

Система физтеха возникла как следствие реальной проблемы. Необходимо было целенаправленно отобрать и воспитать немалое число профессионально подготовленных людей, которые бы умели решать новые научно-исследовательские и инженерные задачи на по-настоящему высоком и профессиональном уровне, в том числе во множестве возникающих новых научных областях – космической, атомной и других. В принципе, такая задача могла быть решена путем соответствующего поиска и отбора людей в различных учебных заведениях. Но, во-первых, такой поиск – дело достаточно трудоемкое. Во-вторых, известно, что людей высоко одаренных в физико-математической области по статистике, да и по жизненным наблюдениям, сравнительно немного. В силу этого такого рода поисковое мероприятие вряд ли принесло бы такой уж особый успех. Итак, как быть?

Был создан Московский физико-технический институт. В него, как и обычно для всех физико-математических вузов, привлекаются и отбираются на курс обучения люди определенной степени подготовки. Отметим, что в основном это люди средней степени одаренности, собственно которых современные экзамены и позволяют отобрать. Кстати, если бы можно было уметь отбирать только людей высокой степени одаренности, то по статистике их хватило бы не более чем на несколько учебных групп, а людей очень высокой степени одаренности - это вообще единицы. Впрочем, здесь пока все как обычно.

Теперь следует отметить, что при стандартных методах обучения человек обычно способен реализовать свой потенциал не более чем на 5-10%. Так вот, обучение в МФТИ ставило своей целью путем повышенных требований не только к семестровой, но к скрупулезной постоянной каждодневной работе, приучить людей постоянно работать на более высоком пределе своих возможностей. Скажем, умению использовать свой интеллектуальный потенциал примерно на 20%, а то и на 30%. Благодаря такому приобретенному умению работать за пределами своих обычных рамок, человек по своим достижениям переходит в более высокую категорию интеллектуальных достижений. Собственно, в этом вся система и состоит.

Отсюда следует, почему физтехов на ряде жизненных уровней никто не любит, кроме самих физтехов. Слабо подготовленные люди – по понятным причинам; одаренные же не любят, потому что нарушается природное равновесие, а именно, когда не сильно одаренные умудряются делать работы более крупного калибра, чем им вроде как отмерено природой. На что можно сказать только надо: надо уметь работать. Впрочем, на уровне мастеров это волновать уже никого не будет, оценка будет идти по реальному уровню твоих достижений. Там “любят—не любят” заменяется на “насколько часто со слезами восхищения и восторга на глазах перечитывают твой очередной научный опус широкие круги очень-очень узких специалистов”.

Схематично систему обучения в МФТИ можно кратко изобразить числом “10000”. Примерно столько специально подобранных задач, вопросов, включая экзаменационные, примеров, упражнений, лабораторных работ и т.д. приходится решить за время обучения. При таком обучении воспитываются люди, значительная часть из которых умеют долго, упорно интеллектуально работать, и при этом лишены интеллектуальной робости практически перед любыми физико-математическими задачами.

Научиться так работать непросто. Причем приобретенное качество работать в рамках больших нагрузок и усилий без вреда для себя - это качество, которое требуется поддерживать, если конечно оно не стало уже привычкой, иначе просто все сведется опять к стандартным 5-10% своих достижений. Кстати, для гениев и лиц к ним приближенных, система физтеха, впрочем, как и любая другая, не нужна: они и так будут работать на 90-100%. То же верно для дураков и лиц к ним приближенных.

Особенность МФТИ также состоит так же в том, что это один из немногих вузов, где изучается одновременно и университетский курс математики и университетский курс физики. Потом еще изучается также конкретная специальность. Эти обстоятельства позволяют обеспечить определенную широту физико-математического взгляда, кругозора, арсенала выбора методов и методик, а также возможность динамичного освоения новых физико-математических областей. Негативной стороной такого подхода может быть поверхностность усвоения знаний. То есть получив представление о ряде предметов и обогатив свою память рядом полезных физико-математических сведений из различных областей, человек при этом может закончить институт, так и не получив по-настоящему глубоких знаний и глубокого понимания по какой-либо одной конкретной дисциплине — предмете его специализации. Такое положение не есть полезно и может быть уподоблено созданию гвоздя, который состоит исключительно из одной большой шляпки. В таком случае человеку придется далее уже самостоятельно устранять этот серьезный пробел. Отметим здесь, что одним из критериев понимания выше среднего какой-либо подобласти является формулировка и понимание в ней тех частных и общих проблем, которые находятся в стадии решения, или еще нерешенных, понимание их взаимосвязи с уже решенными задачами, умение отобрать главное и отбрасыватьвсе то, что перегружает ум и отвлекает от существенного.

Теперь следует отметить, что какая бы система обучения ни была, она, тем не менее, развивает в человек только то, что в нем заложено. Чего в нем нет, то развить это не представляется возможным. Если, скажем, у человека имеется склонность к теории, а он стремиться тем не менее к экспериментальной работе, то все-таки трудно будет ему победить склонность приборов гореть и выходить из строя при его приближении к ним ближе чем на один и два десятых метра.

Такого рода обучение, как и многие явления, повторим еще раз, имеет как светлые, так и теневые стороны. Например, если технарь в какой-то области, скажем в гуманитарной, будет после обычного обучении проявлять свою дурость, каковая имеется, на скромные 5-10%, то выпускник МФТИ может пытаться проявит свою дурость на чудовищном уровне в 30%. А.П. Чехов: “Университет развивает все способности, в том числе — глупость” (из записных книжек А.П. Чехова, стр. 102, запись 7.)

 

2. Путь к профессии

Заметка связана с одним типом вопросов, который неоднократно задавался студентами, о том каким является путь к конкретной профессии, как люди становятся, например, научным исследователем. Совсем краткий ответ будет “кто его знает”. А что касается исследователей, то на них не обучают, ими становятся как-то самостоятельно. Теперь конкретнее.

Итак, в МФТИ изучаются университетский курс физики, включая теоретическую, университетский курс математики и дается конкретная специальность, которая, кстати, может не стать будущей профессией человека. При этом по этой специальности изучается ряд специально подобранных дисциплин. В результате МФТИ оканчивают люди, из которых примерно 80% получили образование и конкретную специальность, по которой уже сразу могут работать, и 20% получивших только образование. Вот и все что может дать МФТИ, впрочем как и вся остальная высшая школа. Небольшое отличие здесь есть только в университетах. Их заканчивают люди, из которых примерно 20% получили образование и уже конкретную специальность, по которой могут уже сразу работать, и 80% получивших только образование. Но при этом в университетах основная тяжесть изучения и получения конкретной специальности переносится в аспирантуру и на конкретные кафедры, после окончания которых соотношение примерно то же самое. Но это уже специфика и разница между университетами и отраслевыми институтами.

Почему МФТИ может обучить конкретной специальности, даже специальности научного исполнителя, но не готовит творческих работников-исследователей в области эксперимента, теории, численного моделирования и т.д., как, впрочем, и все остальные институты вместе взятые? Просто потому что это уже не массовая, но штучная специальность. Творческими научными исследователями люди становятся самостоятельно. В этой связи процитируем научно-фантастическую повесть Айзека Азимова "Профессия": “Нельзя сказать человеку: “Ты можешь творить. Так, давай, твори” Гораздо вернее подождать, пока он сам не скажет: “Я могу творить, и я буду творить, хотите вы этого или нет”

Каков путь к своим задачам? Человек решает определенные разные задачи, пока не находит подходящие ему. Вот собственно, и все. Об этом хорошо сказал Андрей Николаевич Колмогоров в одном из своих интервью. Его спросил когда он почувствовал свое призвание. Андрей Николаевич ответил, что просто он увидел, что некоторые задачи у него получаются хорошо и он решил пусть это будет его профессией. Петр Леонидович Капица говорил, что следует заниматься тем, что получается легко.

Наличие у человека определенной предрасположенности к некоторым задачам, вообще говоря, заставит его решать разное, менять, быть может тематику работы, пока он не найдет свое. То есть его будет некоторое время сопровождать по жизни определенная неудовлетворенность в поисках своего места в жизни и самоидентификации. И здесь следует тщательно и внимательно относиться к тем довольно слабым сигналам, которые будет подавать подсознание. Только так оно может выразить то, что имеется в наличии у человека внутри. Расспросы ряда мастеров привели к выводу: каждый пришел к своему путем, который абсолютно непохож на путь другого. Такое впечатление, что у них в жизни шло как бы броуновское движение, но с наложенным дрейфом в определенную сторону. Но у всех были события, которые, словно вспышка, что-то высветили.

Надо решать разные задачи и смотреть, как они получаются, нравятся или нет. Причем рост умений возникает только от решения тех задач, которые превосходят имеющийся на настоящий момент уровень развития. Чтобы научиться плавать следует лезть в воду и не только чтобы ноги намочить, как это иногда происходит в процессе обучения. Следует также пробовать решать разные задачи. И прислушиваться к себе: интересны ли эти задачи для тебя, значимы ли они и т.д. Вот, собственно, и все.

Помогают ли люди становлению, например, исследователя? В общем-то, способность заниматься своим делом, при этом старательно, квалифицированно и умело, вызывает уважение людей. Кстати, судьбы, как таковой в смысле предопределенности, вообще-то не существует, но существуют жизненные различные случайности. И человек, имеющий определенную нацеленность, случайности, ему помогающие, будет, естественно, использовать. “Главный признак таланта — это когда человек знает, что он хочет”; ”Настойчивость и выдержка есть единственная сила, с которой люди считаются” (П.Л. Капица).

При этом одни и те же случайности или жизненные обстоятельства действуют по-разному на разных людей. Скажем, работа с мощным мастером может здорово стимулировать собственное развитие. А может и подавить собственную индивидуальность и сделать полностью несамостоятельным придатком мастера (под мощным дубом мало что растет). Работа вдали от мастеров может привести к провинциализму типа “первый парень на деревне”, а может и выковать собственную индивидуальность. Наилучшим вариантом является самостоятельная работа в некотором отдалении от мастеров при одновременной возможности наблюдать за ними, учиться у них и получить у них консультацию, если она нужна. Все-таки пример надо брать не у своих одногодков, а у мастеров – только у них можно чему-то научиться. Иногда один совет мастера может стоить нескольких лет самостоятельных размышлений.

Далее есть определенный период становления (кристаллизации) специалиста. Если вы, еще не став специалистом, попадаете в мощный коллектив и при этом не обладаете пока еще жестко очерченной индивидуальностью, то вы рискуете не получить ее вообще. Вам навяжут какую-то другую, нужную в данный момент этой структуре, и эта индивидуальность внутри вас затем кристаллизуется. Поэтому практически всегда выпускники, не ставшие еще специалистами, и поступающие на работу в мощные корпорации рискуют стать только исполнителями, хотя, возможно, хорошего класса. То же примерно имеет место, если человек не ставший специалистом и не обладающий жестким психотипом, переезжает в другую страну. Кстати, надеяться на то, что вы сможете изменить чужую страну, не надо. Вам бы, как максимум, остаться хотя бы тем, что вы есть. Но при этом переезд в другую страну—это всегда стресс, поэтому приспособление к нему может занять не менее четырех лет и отнять силы, необходимые для трансформации в специалиста. Тогда человек становится просто исполнителем. Кстати, рыночная цена такому наемному работнику не очень высока.

Но это все касалось пока кристаллизации в исполнителя или в специалиста. Но ведь есть еще и другие градации, как-то, знаток, эрудит, мастер, гроссмейстер (большой мастер). И там тоже есть своя специфика. Все эти градации невозможны уже вне принадлежности к какой-либо из научных школ. Даже если эту научную школу создаете именно вы. Если вы отрываетесь или теряете связь с своей научной школой и не войдете при этом в другую, то здесь вам кроме деградации ничего не светит.

Но и это еще не все. Даже если вы стали приличным специалистом, то ваши результаты могут еще и существенно разниться во времени. Приходилось встречать людей, скажем, второй половины жизни. До 35 лет у них шло незаметное накопление мастерства при средних работах, и только потом пошли такие работы и такого уровня, что в пору было рот раскрыть и с очень большим трудом после этого закрыть. А с другой стороны, выдающийся немецкий математик Феликс Клейн был творческим математиком только до 33 лет. Он фатально перетрудился, решив совместно по переписке за полтора года вместе с Анри Пуанкаре одну из очень сложных задач, но при этом он еще дополнительно обучал молодого А. Пуанкаре. Из-за высокой степени напряжения работы, Клейн поставил себя на грань разрушения, заболел, а когда выздоровел, то подсознание отключило ему доступ к творческим математическим механизмам мышления. Впрочем, Ф. Клейн остался выдающимся математическим педагогом и главой одной из мощных математических школ мира.

Но все это к тому, что надо слушать свое подсознание, смотреть какие жизненные импульсы вам подходят, или наоборот, не подходят. И это все человек определяет сам. Если что-то неясно, то надо думать, пока все не прояснится. Единственное, что не стоит делать – это предоставлять решать за вас другим людям (это могут быть ловцы человеков) или обстоятельствам (не зная броду, не лезь в воду). И, наконец, а зачем все это делать? Хотя бы по причине того что “талант—это всегда наказание”. Если у вас есть талант, он проснулся, и вы не позволили ему работать, то он искорежит вам всю жизнь. Потому что это все голодные разбуженные силы, требующие работы. И если такой работы нет, то эти силы будут вас есть поедом и сделают вас в лучшем случае несчастливым, а обычно—несчастным. А бороться с талантом в подсознании, которому принадлежит 99% ЗАО “Я”, не удавалось еще пока никому.

Из нашей газеты “Материк” No . 12 (дополнено).

Дополнение. О трудностях сохранения себя, см.

статью Тимофея ХИРЬЯНОВА "Как в нас умирают физтеховцы"

Источник:  http://fenit.fizteh.ru/archive/papers/kak_v_nas_umirayut_fiztehovtsy.html

или    http://fupm.fizteh.ru/pps/p01.html

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика