Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

РОДНЫЕ ПЕНАТЫ

Даже теперь, когда наука биофизика стала главным делом моей жизни, мне неловко признаваться, что кафедра молекулярной биофизики, как база для написания диплома на 5-м курсе, была выбрана мною совершенно случайно. А именно, по принципу - ближе к дому. Институт Физиологии, в котором базируется родная кафедра, действительно находился в 5 минутах ходьбы от того места, где я жила. Вообще-то, училась я на Проблемах и база моя была на другом конце города, чужого для меня тогда Киева. Лень-матушка сподвигнула меня на подвиги - набралась смелости и пошла проситься на биофизику. Забегая вперед, должна заметить, что до сих пор благодарю судьбу за такой поворот в моей жизни. Хотя, вспоминая свой первый день на кафедре, не перестаю удивляться своей смелости.

Направили меня добрые люди прямиком к Игорю Сильвестровичу. Он, посмотрев вполне приличную зачетку, сказал, что надо бы мне поговорить со старшими товарищами, разузнать, чем тут народ занимается, и чем бы я хотела заняться. Первыми попавшимися старшими товарищами оказались только что защитивший кандидатскую диссертацию Алеша Тепикин (в будущем профессор Ливерпульского Университета, светило Британской физиологии) и готовившийся к защите Паша Белан (в будущем доктор наук, завлаб и светило физиологии Украинской). Уже тогда респектабельный Тепикин, потерев подбородок, сказал: "Ну, если честно, половина отдела уже уехала, а вторая сидит на чемоданах (это был 1990 год). А из оставшихся - мужики занимаются электрофизиологией, а барышни культурой."

"М-да, - подумала я, - культура - это хорошо. Типа культмассового сектора, наверное... Значит, у них тут так много праздников, что все женщины брошены на их подготовку:" ( Ну откуда мне было знать что за словом "культура" стоит сложнейшая и очень тонкая процедура выращивания клеток - культивирование!). Вернувшись к Игорю Сильвестровичу, я доложила, что с направлениями работы ознакомлена и на все согласная, даже на культуру!

Игорь Сильвестрович вздохнул и повел меня в другой отдел. Оставил под дверью с табличкой о том, что внутри сидит академик, профессор, и вообще, надо бояться. Сначала было тихо - Игорь Сильвестрович деликатным голосом рассказывал о том, какая я отличница, комсомолка, спортсменка, и, наконец, просто красавица. Потом загремел голос академика: "Да понимаю я, что отличница, но ведь - женщина! У меня их целый отдел! Мужик мне нужен - установку собирать! Мужик!!!".

В общем, ничего не оставалось Игорю Сильвестровичу, как взять меня к себе в группу. Несмотря на то, что я - женщина, не имеющая ни малейшего понятия о культуре... До сих пор я благодарна академику Игорю Сильвестровичу Магуре за то, что поверил в меня 18 лет назад.

Потом было всякое. Особенно вспоминаются долгие холодно-голодные 90-е, когда реактивы и оборудование возили контрабандой из дружественных зарубежных лабораторий. А в институте зимой температура не поднималась выше 10-ти градусов, т.к. нечем было платить за отопление... Вот эпизод из 93-го: зима была особенно лютой. Как-то народ собрался в лабе и понял, что снимать верхнюю одежду никому не хочется. Руки мерзнут без перчаток... Решили попить чайку, работать все равно невозможно. Как-то очень естественно на столе оказалась бутылка водки - "для сугреву". И тут в комнату входит зав. кафедрой, он же зав. отделом, он же директор Института - академик Платон Григорьевич Костюк. С удовольствием соглашается попить с нами чайку. От рюмочки тоже не отказывается. Когда очередь доходит до меня - аспирантки первого года - я смущенно отодвигаю рюмку со словами: "я не буду, мне еще сегодня в стерильный бокс!". На что Платон Григорьевич похлопал меня по плечу: "Тебе-то всего-навсего в бокс, а мне сегодня Институтом руководить!"

Я думаю, что и институт, и кафедра, смогли выжить в те тяжелые времена во многом благодаря мудрости академика Костюка. Он поощрял любые инициативы и поддерживал самостоятельные начинания. Когда я, сразу после защиты диссертации в 1995 году, осталась одна в лаборатории с двумя аспирантами "на руках", Платон Григорьевич сказал мне: "ну что ж, надо писать гранты!". И как раз тогда открылась программа поддержки науки в странах бывшего Советского Союза со стороны правительства США. Для участия в конкурсе нужен был коллаборатор оттуда. Я набралась наглости и написала самому маститому электрофизиологу США - Бертилу Хилле. Рекомендация Платона Григорьевича сыграла решающую роль, и Хилле, к моему великому изумлению, согласился на сотрудничество. Грант был подан и потянулись месяцы ожидания. Тяжелые месяцы безденежья и застоя в работе. Предложения поработать в лучших лабораториях Америки и Европы сыпались, как из рога изобилия. Письма уехавших о том, как там все отлично устроено, буравили мозг вопросом: "почему я все еще здесь?!!". Про поданный грант стала забывать - слишком затянулось ожидание...

И вот, в начале 1997-го самолет первый раз везет меня через Атлантику. Америка поразила меня всем, но особенно организацией науки. Как все удобно! Как все быстро! Нужен новый реактив? Завтра утром он у тебя на столе. Нужна консультация инженера по любому прибору - он всегда готов проконсультировать по телефону. Рай на земле! Только вот язык чужой и люди какие-то другие... И домой очень хочется!..

И вдруг - чудо! "Ваш проект выбран для финансирования". Наконец-то мои возможности совпали с моими желаниями - жить и работать дома! Тут, в Америке, конечно, больше возможностей, думала я тогда, но грант выполнять надо. Вот закончу проект дома, и опять приеду. Так прошло 10 лет...

Начало нового века вселило надежду. Кафедра живет и работает, исправно готовит кандидатов наук. К сожалению, некоторые из них все еще продолжают уезжать на запад за лучшей долей. Это огорчает. Утешает только мысль, что наука не имеет гражданства. Не имеет значение, где ты служишь человечеству. Имеет значение - как. И все еще имеет значение штамп - "сделано на Физтехе".

Доктор биологических наук,
Зам. зав. кафедрой молекулярной
физиологии и биофизики
ФТЦ НАНУ (КО МФТИ)
Выпускница КО МФТИ 1992 года
Нана Войтенко

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика