Виктор Соловьёв

Выпускник факультета общей и прикладной физики МФТИ 2007 года. Кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Института физики твердого тела РАН

«В первую очередь, каждый студент Физтеха должен держать в уме слова «стремись» и «желай». Это руководящий принцип буквально ко всему»
Я поступил на Физтех в 2001 году. Два с половиной года учился на «квантах», затем перевелся на ФОПФ, в 122 группу, на кафедру физики твердого тела. Переводился с той мыслью, что именно там буду заниматься фундаментальной наукой. В целом мои ожидания оправдались. Я закончил бакалавриат и магистратуру, после чего полностью перебрался из Долгопрудного в Черноголовку, в 2010 году закончил аспирантуру, и в 2011 году получил степень кандидата физико-математических наук. С тех пор продолжаю работать в Институте физики твердого тела (ИФТТ) в лаборатории неравновесных электронных процессов. Уже «дорос» до звания «старшего научного сотрудника». 

В нашей команде почти все физтехи. Это очень хорошо, так как мы друг друга всегда понимаем. Мы стараемся как можно больше заниматься наукой, но в последнее время, в связи с уменьшением финансирования фундаментальных наук, мы также переключились и на прикладные исследования, призванные создавать новые, интересные продукты, которые можно в дальнейшем продавать. 

Мы занимаемся исследованиями низкоразмерных электронных систем – это фундаментальное исследование, на основе результатов которого, уже 7 лет, мы ведем прикладной проект под названием «Terasense». «Terasense» - компания, занимающаяся производством детекторов, а также генераторов для терагерцового диапазона электромагнитного излучения. Это последний неосвоенный диапазон электромагнитного излучения, который для человечества представляет особый интерес. Если идти от низких частот к высоким, то наша повседневная жизнь заканчивается на wi-fi и мобильных телефонах с частотами порядка пары гигагерц. Далее идет спутниковая связь, со значениями, максимум, в 20 ГГц. Более высокие частоты редко используются в быту. Например, на частоте до 35 ГГц работают радары ГИБДД, а дальше начинается брешь, которая пока не имеет массового применения. Это и есть терагерцовый диапазон – начинающийся условно от 100 ГГц и простирающийся до нескольких ТГц. Частоты, расположенные выше него, снова представляют собой знакомые нам вещи, хорошо освоенные человечеством: сначала инфракрасный свет, потом видимый свет. Мы знаем, что в видимом свете можно получать изображения предметов с разрешением порядка длины волны, то есть 1 микрон или доля микрона, но видимый свет, например, не проходит сквозь одежду, поэтому мы не можем посмотреть, что находится у человека в кармане. Еще мы знаем, что радиоволны, излучаемые и принимаемые в мобильным телефоном, могут проникать сквозь одежду, тела и стены. Однако длина волны в данном случае составляет десятки сантиметров, что не позволяет нам с достаточным разрешением смотреть на то, что находится за стеной, особенно, если речь идет об объектах размером в несколько сантиметров и меньше. Терагерцовый диапазон, находясь на «стыке» двух диапазонов, активно используемых людьми, обладает преимуществами и недостатками обоих. Он попадает ровно туда, где пересекаются необходимые нам «хорошие» свойства. С одной стороны, излучение этого диапазона еще может проникать сквозь дерево, бетон, одежду. С другой стороны, излучение этого диапазона обладает достаточно малой длиной волны, что позволяет воспроизвести разрешение в несколько миллиметров и меньше. Благодаря этому, системы терагерцового видения являются очень интересными с прикладной точки зрения. К примеру, на них могут базироваться передовые системы досмотра пассажиров. На основе исследований, проводившихся в 2000-е годы, наша команда разработала новый тип сенсоров, которые позволяют создавать матричные приемники терагерцового излучения. Эти разработки пользуются спросом. В частности, к нам поступают заказы с предприятий, которые хотят заниматься неразрушающим контролем своей продукции. 

Моя фундаментальная деятельность находится в русле основных направлений физики твердого тела. Речь идет об изучении рукотворно выращенных полупроводников, объектов с чрезвычайно тонкими слоями из материалов с заданными свойствами. Эти объекты находят или уже нашли применение в высокочастотной электронике, а наша лаборатория по многим параметрам является ведущей мировой в направлении исследования двумерных материалов. Например, в приемо-передающих модулях мобильных телефонах используются high-electron-mobility transistors (Транзистор с высокой подвижностью электронов – прим. ред.), которые работают при комнатной температуре и содержат очень тонкий проводящий слой из свободных электронов. Тем не менее, при комнатной температуре они не проявляют всех своих «хороших» и интересных свойств, которыми обладают. У нас в лаборатории можно создать и низкие температуры, и сильные магнитные поля, и применять целые комплексы оборудования для оптических и транспортных исследований, используется и СВЧ-техника, из которой и выросли наши направления в терагерцовой деятельности. У нашей группы в ИФТТ налажены обширные связи с иностранными коллегами, и, начиная с пятого курса, я стал активно взаимодействовать с зарубежными исследовательскими группами. Этот опыт был полезен для моей дальнейшей работы в институте. Если раньше мы выступали «измерителями», то есть до нас структуры и растились, и доводились до какого-либо конечного объекта исследований полностью за рубежом, то теперь все несколько иначе. Рост по-прежнему происходит за рубежом, так как это специальная и дорогая процедура, но процесс приготовления образцов для исследований возможен уже и у нас: в Черноголовке все для этого есть. 

Мое первое соприкосновение с Физтехом произошло в 8 классе, когда мне в руки попали вступительные задачи ЗФТШ. Я решил их, поступил в ЗФТШ и начал там учиться. Получилось так, что поначалу мне сильно помогали мои учителя. Я из сельской школы, но начальный уровень знаний у меня, благодаря им, был довольно неплохой. В дальнейшем я начал заниматься сам, стал расти до уровня поступления на Физтех. Весной в МФТИ проводились олимпиады для 11-х классов, которые по сути являлись вступительными экзаменами. Я приехал на первую из них и набрал по математике десять, а по физике семь из двенадцати возможных баллов. Потом была вторая олимпиада: тут я уже набрал по физике 9, по математике 10 баллов. В итоге у меня набралось 20 баллов из 24 – это был нормальный результат для поступления на большинство факультетов, кроме ФОПФа. 

Поступать на ФОПФ я поначалу боялся. Мне казалось, что там будут учиться сверхлюди, победители международных олимпиад, и мне там будет совсем тяжело и неуютно. Поэтому остановился на компромиссном варианте и выбрал ФФКЭ. Летом я не сдавал экзамены, а просто наслаждался наблюдениями за студенческой жизнью. Затем с удовольствием начал учиться, меня назначили старостой группы – это меня удивило, но отказываться я не стал. 

В моей зачетке были только пятерки, чем я отдельно горжусь. В конце второго курса я стал задумываться, чем же я хочу заниматься на базовой кафедре. Я советовался со многими людьми, в том числе с парнем, с которым мы жили в одной комнате во время «абитуры». Тогда он закончил 3-й курс ФФКЭ и перешел на ФОПФ, и как раз готовился к сдаче одного из теорминимумов. Через два года, уже старшекурсник «со стажем», он рассказал мне о примерном положении дел в науке на тот момент, а также о том, что фундаментальная и экспериментальная наука активно развивается в Черноголовке, в Институте физики твердого тела. В середине 3-го курса я последовал его примеру и перевелся на ФОПФ, где учились те самые люди, которых я боялся при поступлении. На тот момент я, конечно, бояться перестал, а мои новые одногруппники оказались вполне душевными, хорошими людьми. 

Я благодарен судьбе за то, что вокруг меня были люди, которые, в большинстве своем, именно учились и стремились к знаниям. Жизнь у нас при этом все время была настолько веселая, что сложно выделить что-то отдельно. Помню случай, когда кто-то повесил на козырек главного корпуса чучело, настолько натуральное, что издалека выглядело так, будто бы кто-то повесился. 

Голову нужно регулярно прочищать, отвлекаться от чтения учебников и выполнения заданий. Я чувствую, что без занятий легкой атлетикой не осилил бы учебу на Физтехе.

В первую очередь, каждый студент Физтеха должен держать в уме слова «стремись» и «желай». На мой взгляд, это руководящий принцип буквально ко всему. Не так важно, будешь ли ты стремиться к фундаментальной науке, прикладным вещам или, например, программированию. Важно само стремление. 

Еще одно значимое слово - «помогай». Если кто-то из товарищей просит тебя что-то объяснить, рассказать – надо отложить всё и помочь. Объясняя другому, ты не только помогаешь ему, но и лучше все понимаешь сам. 


Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также




Соболева Наталия

Правила жизни предпринимателей

Мясников Евгений

Правила жизни предпринимателей

Андрей Бушуев

Правила жизни предпринимателей

Эрнест Никируй

Правила жизни предпринимателей

Игорь Задорин

Правила жизни предпринимателей

Дмитрий Рыбаков

Правила жизни предпринимателей

Борис Алёшин

Правила жизни ученых

Лоран Акопян

Правила жизни предпринимателей

Алексей Иванов

Правила жизни рекламистов

Марк Валентини

Правила жизни предпринимателей

Дмитрий Ванин

Правила жизни предпринимателей

Юрий Батурин

Правила жизни космонавтов

Александр Федотов

Правила жизни предпринимателей

Давид Ян

Правила жизни предпринимателей

Вячеслав Муханов

Правила жизни ученых