Дмитрий Рыбаков

Выпускник факультета аэрофизики и космических исследований МФТИ 1996 года. Президент компании ОТР

«Биться всегда надо до конца »
Дмитрий Рыбаков - один из основателей и основных владельцев компании ОТР – по количеству сотрудников это одна из крупнейших IT-компаний в стране. Профиль компании – это в основном разработка программного обеспечения. ОТР работает исключительно на крупных заказчиков, либо на государство и силовые структуры. 

Мои родители выписывали журналы «Наука и техника» и «Юный техник», в одном из них было приглашение решить задание и поступить в ЗФТШ, которым я заинтересовался. Учиться в школе поначалу было трудно, задачи были сложными, и некоторые я даже не понимал. Я жил в маленьком городе и объездил, наверное, с десяток школ в поисках учителя, который мог бы мне помочь. Я приезжал туда, спрашивал, где кабинет физики, шел к преподавателю и рассказывал сложившуюся ситуацию. К сожалению, никто так и не смог мне помочь, пока я не оказался на продолжительный срок в Москве. Только тут я нашел учителей, сумевших объяснить мне ряд базовых вещей, которых я, как выяснилось, не понимал. После этого я смог с легкостью учиться дальше. 

На Физтехе я сначала получил двойку на вступительном экзамене. Поскольку я был выпускником ЗФТШ, то сдавал экзамены в первом потоке, то есть раньше других. Мы сдавали письменные экзамены по математике и физике, и вот за физику я получил двойку. Пришлось сдавать еще раз с другим потоком, где была несколько иная система – сначала письменные экзамены, а потом устные, на которых ты узнаешь оценки за письменные работы. Я пришел на устный экзамен по математике, преподаватель открывает работу, а у меня там три балла. Мне же, чтобы поступить на "океанологию", нужна была оценка не ниже четверки. Оказалось, что я от волнения неправильно прочитал условия задачи по стереометрии и решил на порядок более сложную задачу. Решено всё было верно, но её, естественно, не зачли. 

И тут я понял, что надо биться за себя, бороться! 
Я хорошо знал математику. Преподаватель задавал мне вопрос за вопросом, и я на все отвечал, правильно решал все задачи. В конце концов, он дал мне довольно сложную олимпиадную задачу, а я решил её минут за пять, но решение было нестандартным, и экзаменатор счёл его неверным. Он хотел поставить мне тройку, но я стал с ним спорить, настаивая на своем, попросил о том, чтобы позвали старшего преподавателя. Старший преподаватель также сказал, что решение неправильное. Пришлось позвать заместителя декана, и вот он уже понял моё решение и объяснил остальным, спросил, как я отвечал до этого и сказал, что надо ставить пять. 
Так я на наглядном примере осознал, что биться всегда надо до конца.

Я целенаправленно поступал на Физтех и шёл именно на ФАКИ в четвертую группу океанологии. У нас в Геленджике располагалась база Южморгеология, и мне хотелось плавать на большом белом корабле, быть ученым. К сожалению, этим мечтам не суждено было сбыться. 

Мы учились в период глобальных перемен в стране, и это сказывалось и на науке. Уже на третьем курсе я стал понимать, что прокормиться наукой будет просто невозможно. Среди тех, с кем я учился, сформировалось два лагеря: люди, которые чётко понимали, что они должны доучиться и уехать из страны, и люди, которые понимали, что учиться, в общем-то, уже бессмысленно и нужно пытаться выживать в новых реалиях, когда наука абсолютно никому не нужна, как-то зарабатывать деньги. 

Желания уехать у меня никогда не было. Я даже не рассматривал такой вариант. Я пытался доучиться, работал, где придётся, в основном на каких-то тяжелых работах. Как и многие в то время, разгружал вагоны, работал техническим альпинистом, охранником на рынках. Словом, всякое бывало. 

На четвертом курсе я пошел и купил себе компьютер. На тот момент я даже не знал, как он работает, но стал изучать этот вопрос, а летом после пятого курса сознательно пошёл работать в «Формозу» тестировщиком оборудования. К моменту выпуска из МФТИ я уже неплохо разбирался в компьютерах именно с точки зрения hardware: знал, из чего они состоят и как работают, знал всё про комплектующие, понимал, что такое компьютерные сети. Таких людей на тот момент было немного. Это позволило мне устроиться в Москомимущество IT-специалистом, позже я стал начальником отдела. Когда я туда пришёл, там не было даже локальной сети, не говоря уже об интернете. В кабинете просто стояло несколько компьютеров, а информацию между ними переносили на дискетах. Сейчас такую картину сложно представить. 

К концу 2000 года я и несколько моих друзей поняли, что мы являемся, в какой-то степени, уникальными специалистами в области информационных технологий. Мы занимались построением программных комплексов и хорошо разбирались во взаимосвязи их построения с реальными потребностями конкретных предприятий. Тогда это тоже мало кто умел делать, все в основном занимались торговлей «железом», и это помогло нам найти себя. 

Физтех довольно многому меня научил. Несмотря на то, что наука постепенно разваливалась, учёбы меньше не становилось. Мы и работали, и очень много учились – это была какая-то совершенно дикая по ритму жизнь. Тогда я научился усваивать колоссальные объемы информации за короткое время. Причём не просто усваивать, а понимать, о чем идет речь. 

Вторая вещь, которой меня, как и многих других, научил Физтех – то, что есть люди умнее меня. Я не учился в столичной физмат-школе, но занимал призовые места на физических и математических олимпиадах и поэтому, до определенного момента, мне казалось, что я очень умный парень. Кроме того, до того, как поступить на Физтех, я заранее сдал экзамены в несколько других вузов, в том числе в МГУ, и меня готовы были туда зачислить. После поступления мы поехали на картошку, а когда через пять недель вернулись, почти сразу был коллоквиум, и вот тут-то я понял, что многого не знаю. При этом, вокруг были люди, которые понимали всё сразу. Я знал людей, которые теорфиз приходили сдавать без сделанных контрольных заданий и посещенных лекций. Они просто приходили, садились с преподавателем и беседовали с ним, сходу решая задачи, а после уходили с пятерками. 

В чём еще была изюминка Физтеха в наше время – нам давали навыки четкого понимания каждой задачи. Нас учили видеть ее целиком и понимать, из чего она состоит, объясняли, как ее декомпозировать, как выделить главное и второстепенное, спланировать своё время, как обработать и верно подать результаты. Это очень помогло мне в жизни. После Физтеха я устроился на работу и уже через полгода стал руководящим работником. Я был совсем молод, мне подчинялись достаточно взрослые люди. Так получилось не потому, что я был очень харизматичным парнем, просто я понимал, что работа состоит из элементарных работ, что людьми надо управлять, что нужно разделять главное и второстепенное. Я понимал, что такое тайм менеджмент. 

Я горд тем, что закончил Физтех. Наверное, я не стал очень хорошо разбираться в теоретической физике, но в плане интеллектуального развития личности Физтех дал мне очень много. Сама его атмосфера c постоянной упорной учёбой с одной стороны, и жизнью в студгородке с другой сильно развивала. Это кардинально отличалось от того образования, которое получали другие люди в Москве в других городах в то время. 
Думаю, что это - лучшее образование, которое я мог получить.
Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также




Соболева Наталия

Правила жизни предпринимателей

Мясников Евгений

Правила жизни предпринимателей

Андрей Бушуев

Правила жизни предпринимателей

Эрнест Никируй

Правила жизни предпринимателей

Игорь Задорин

Правила жизни предпринимателей

Борис Алёшин

Правила жизни ученых

Лоран Акопян

Правила жизни предпринимателей

Алексей Иванов

Правила жизни рекламистов

Марк Валентини

Правила жизни предпринимателей

Дмитрий Ванин

Правила жизни предпринимателей

Виктор Соловьёв

Правила жизни ученых

Юрий Батурин

Правила жизни космонавтов

Александр Федотов

Правила жизни предпринимателей

Давид Ян

Правила жизни предпринимателей

Вячеслав Муханов

Правила жизни ученых